Глава 15 Органы внутренних дел края в пятидесятые годы XX века

В 1950 г. структурные изменение в МВД были продолжены - в МГБ передали Главное управление по борьбе с бандитизмом и Отдел спецпоселений. В июле 1950 г. расформировали Особое совещание МВД, оставив его в МГБ. В ноябре 1950 г. была окончена передача в ведение местных органов МГБ помещений МВД края. На местах остались работать штабы МПВО, инспектора исправительно-трудовых работ, архивные отделы и пожарные инспекции МВД.

В это же время вышли Постановления Совета Министров (28 апреля и 20 мая 1950 г.), согласно которым на МВД возложили руководство слюдяной и асбестовой промышленностью, для чего в его составе образовали два главных управления: по добыче и переработке слюды (Главслюда) и асбеста (Главасбест). В сентябре 1950 г. в МВД было сформировано собственное Геологическое управление.

К периоду состредоточения военно-хозяйственных задач в сфере МВД относится и история создания г. Лермонтова и лермонтовской милиции.

В 1950 году у подножья горы Бештау началось строительство предприятия п/я № 1 и г. Лермонтова. Для обеспечения общественного порядка, охраны социалистической собственности и прав граждан в 1951 году были созданы специальные административные органы: прокуратура, суд № 64, отделение милиции № 36 8-го Управления МВД СССР. Отделение милиции № 36 первоначально размещалось в первом поселке под горой Бештау во временном помещении барачного типа. В штате было 36 сотрудников. Начальником отделения был назначен подполковник милиции А.Ф.Хомуха.

Структура УВД Ставропольского края после передачи в МГБ милицейских функций и части подразделений выглядела следующим образом: - Секретариат, оперативно-розыскное отделение, Особая инспекция, 1-й спецотдел, финотдел, отдел кадров, отдел исправительно-трудовых колоний, хозяйственный отдел.

В структуру Отдела исправительно-трудовых колоний входили Ставропольский Промышленный ОЛП (Отдел лагерных поселений), ОЛП-1 (х.Грушевый), ИТК-2 (Исправительно-трудовая колония)- г.Черкесск, ОЛП-3 - Советский район, п.Каново, Пересыльная тюрьма г. Георгиевска, Георгиевское лагерное отделение, Кисловодское лагерное отделение, ИТК-4 ст.Курская, ИТК-5 г.Пятигорск, Тюрьма №1 - г.Ставрополь, №2 - г.Пятигорск, №3-Черкесск, №4 - г.Благодарный, №5 - г.Буденновск, ДПР (детские приемники-распределители) г.г.Невинномысска, Черкесска, Минеральных Вод, Ставрополя, Пятигорска, а также детская трудовая колония (ДТК). 1

Естественно, первостепенное внимание уделяется работе с находящимися в заключении - в лагерях и тюрьмах. Приказом № 002 от 17 января 1950 г. создается комиссия под руководством начальника УМВД по перерегистрации заключенных, находящихся в лагерных и тюремных учреждениях края. Проводится своего рода ревизия, которая включала в себя: сверку личных дел с наличием заключенных, проверку по документам и путем опроса заключенных правильность их установочных данных и сведений о судимости; составление учетных карточек на заключенных. Для дальнейшего совершенствования работы с заключенными в сентябре 1950 г. были организованы группы для проведения работы по освобождению от дальнейшего отбывания заключения беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей и исполнения запросов, связанных с освобождением. Только в пяти тюрьмах края по данным на май месяц 1950 г. было 2220 мест, но фактически содержалось почти на тысячу человек больше.2

К 1950 г. в крае были следующие тюрьмы: тюрьма № 1 - г. Ставрополь, № 2 - г.Пятигорск, № 3 г. - Черкесск, № 4 - с. Благодарное, № 5 - г. Буденновск.

На 31.05.50 г. начальниками учреждений были: тюрьмы № 1 г. Ставрополя - лейтенант П.М. Закревский, № 2 г. Пятигорск - лейтенант И.И. Ермоленко, № 3 г. Черкесск - лейтенант Биряков, № 4 с. Благодарное - лейтенант А.В. Семочкин, № 5 г. Буденновск - лейтенант В.И. Ляхов, СХИТК № 2 г. Черкесск - майор А.П. Кашеланов, смешанная ИТК № 3 - Советский район - младший лейтенант А.Д. Кузнецов, женская ИТК № 4 - Советский район - лейтенант В.В. Несяев, смешанная ИТК № 5 - г. Пятигорск - капитан М.С. Вассерман, Кисловодское лаготделение - подполковник П.Л. Орлов, Георгиевское лаготделение - лейтенант М.Ф. Козловский, пересылочная тюрьма г. Георгиевск - старший лейтенант Н.Ф. Алферов, Горнозаводская ДТВК - майор А.Г. Косов, Ставропольская ДТВК - старший лейтенант Невинный.3

Сельскохозяйственная исправтрудколония №5 г. Пятигорска в этом же году для выполнения специальных строительных задач была передана в ведение Главпромстроя МВД СССР.4

Весь период, который можно условно назвать «без милиции», Управление внутренних дел края все больше специализируется на выполнении народно-хозяйственных задач силами спецконтингента, включая подбор и отправку заключенных по нарядам ГУЛАГа в Ахтубинский и Мартыновский ИТЛ МВД для строительства объектов Сталинградгидростроя, Норильлага, строительства объектов в Красноярском крае,5 освоение земельных площадей под орошение, устройство прудов и водоемов в ОЛП № 3 и ИТК №4 Советского района для полива земель под овощные и зерновые культуры.5

Таким образом только в 1951 г. по дополнительным сметам ГУЛАГа силами УМВД края на Ставрополье было освоено более 1,5 тыс. гектаров орошаемых земель.6 Всего в 1952 г. в инвалидном лагерном отделении, в Кисловодской, Курской, Ставропольской, Черкесской ИТК и в пересыльной тюрьме Георгиевска было уже 5300 заключенных, выполнявших задачи, связанные с восстановлением народного хозяйства края.7

Характерной чертой того времени являлась система, применявшаяся в тюрьмах и лагерях - так называемые «зачеты». Заключенные, перевыполнявшие нормы выработки в полтора-два раза имели право на льготное исчисление времени, оставшегося до освобождения (до трех дней за один), что было действенной формой принуждения к труду. Мало того, за ударный труд заключенные могли быть представлены к государственным наградам. Так, после того, как в декабре 1951 г. отдел исправительно-трудовых колоний УМВД Ставропольского края за высокие показатели во Всесоюзном социалистическом соревновании в сельском хозяйстве среди предприятий МВД СССР удостаивается третьей Всесоюзной премии МВД СССР и ВЦСПС, ряд сотрудников отдела, лагерей и колоний награждаются правительственными наградами, так же как и ряд граждан, находящихся в заключении.8

В период 1951 г. в составе министерства не происходило серьезных изменений, лишь конвойные войска реорганизовали в конвойную охрану. В связи с завершением репатриации немецких и японских военнопленных Главное управление по делам военнопленных и интернированных 20 июня реорганизовали в управление.

В УВД края продолжилось совершенствование оставшихся направлений деятельности, так, к примеру, в марте 1951 г. расширяется Научный совет при начальнике Архивного отдела за счет пополнения новыми членами. В него пришло пополнение в лице доктора наук А.Л. Казинцева - заведующего кафедрой почвоведения сельскохозяйственного института, А.Ф.Мурзина - заместителя редактора газеты «Молодой ленинец», А.С.Трайнина - старшего преподавателя кафедры основ марксизма - ленинизма Педагогического института.9 В 1957 г. его состав увеличивается до 21 человека. Кроме начальника Крайгосархива И.Т.Зацепина в него входит директор Ставропольского книжного издательства С.М.Страхов, директор называвшегося тогда Ставропольским Краевым музеем Д.Г.Краснов, сотрудники Крайплана, а также учебных заведений г. Ставрополя и др.10

Продолжается укрепление материально-технической базы УВД, ширится количество строящихся производственных и жилых объектов. В 1951 г., например, сдаются в эксплуатацию жилые дома для сотрудников в г. Кисловодске, в подсобном хозяйстве ХОЗО УМВД в г.Пятигорске, три жилых дома в г.Ставрополе на улице Мира, Ленина, Советской, закончен капитальный ремонт административного здания УВД. 11 Заканчиваются развернутые работы по строительству стадиона «Динамо» в краевом центре. В декабре 1956 г. приказом начальника УМВД № 168 создается комиссия для приемки в эксплуатацию сооружений стадиона «Динамо». В сентябре 1955 г. сдается общежитие по ул.Толстого-8 марта. В июне 1956 года открывается детский сад УМВД для детей сотрудников и пенсионеров УМВД. Начальником детского сада была назначена Е.В.Ионина. В июне 1959 г. сдается 48 - квартирный дом для личного состава УВД края по ул.Морозова-3.

В связи с продолжавшимся совершенствованием административно-территориального деления края в октябре 1951 года в составе Ставропольского края образуется Черноземельский район. Вместе с созданными органами местной власти района образуется и отдел внутренних дел. В 1951 г. весь отдел состоит из одной должность пожарного инспектора по Черноземельскому району, функциями которого является соблюдение пожарной безопасности на предприятиях района, и, самое главное – пожарная безопасность всех сельскохозяйственных угодий, исключение пожаров в период уборки урожая.12

Постановлением Совета министров № 42-12с от 5 января 1952 г. была образована коллегия МВД (до этого она была в НКВД РСФСР в период с 1917 по 1930 г.).

В структуру УВД края в 1952 г. входили: секретариат, контрольно-инспекторская группа, отдел кадров, 2-е спецотделение, мобилизационное отделение, Особая инспекция, местная противовоздушная оборона, финансовый отдел, отдел исправительно-трудовых колоний, строительный отдел, отдел пожарной охраны, отдел детских колоний, тюремный отдел, хозотдел с подразделениями, архивный отдел, отделение фельдсвязи, строительный участок и УМВД ЧАО.13

Каждое из подразделений реализовало конкретные задачи. Как мы упоминали выше, было развернуто соревнование среди заключенных за выполнение и перевыполнение производственных планов, введены выпускные экзамены в школе механизации сельского хозяйства в детской исправительно-трудовой колонии г. Георгиевска, Учебный пункт УВД в Ставрополе был переориентирован на подготовку специалистов рядового состава для пожарных частей и исправительно-трудовых учреждений.

В соответствии с приказом МВД СССР от 20 мая 1952 г. при Управлении МВД Ставропольского края была образована военно-врачебная комиссия под председательством начальника санчасти ХОЗО УМВД майора медицинской службы В. А. Шолохова. В июне 1959 г. приказом № 163 создана окружная военно-врачебная комиссия при медслужбе ХОЗО УВД СК под председательством капитана медслужбы А. Л. Еромышьяна.14

Новое десятилетие ставит новые задачи перед руководителями Управления по сохранению здоровья сотрудников, в том числе - развитию спортивно-физкультурного движения. В сентябре 1951 г. проводятся первые послевоенные общекраевые соревнования по пожарно-прикладным видам спорта. Первое место на них заняла команда ВПО (военизированной пожарной охраны) Кисловодска, ОГПО (отдел государственной пожарной охраны Ставрополя - второе.

В проводившихся в г. Тбилиси в апреле 1952 г. территориальных соревнованиях по борьбе «Самбо», в которых принимали участие команды Юга России, кавказских республик и Закавказья, первое место в сборной команде Ставрополья занял выступавший в тяжелом весе Петр Каленикович Самунь.15

Приказом министра МВД №554 от 27 июля 1957 г. были введены регулярные занятия по физической подготовке со всем личным составом учреждений и войск МВД. С 1 сентября 1957 г. такие занятия вводятся в УВД края. Они проводились также как и сейчас (в понедельник, среду и пятницу) - три раза в неделю с 7.30 до 9.30, за исключением дней усиления охраны общественного порядка.16

20 мая 1957 г. динамовские команды УВД края впервые принимают участие в мотоциклетных гонках, посвященных «Краевому Фестивалю молодежи». Капитаны команд - Пономаренко (Ставрополь), Смагин (Пятигорск), а уже в октябре 1958 г. проводятся первые краевые соревнования УВД по мотокроссу, в которых принимают участие уже шесть команд – г.г.Ставрополя, Минеральных Вод, Кисловодска, Пятигорска, Ессентуков, Невинномысска.17

Послевоенное десятилетие было отмечено увеличением детской беспризорности, безнадзорности, высоким уровнем преступности несовершеннолетних. 8 апреля 1952 г. вышло Постановление Совета министров СССР «О мерах ликвидации детской беспризорности». Этой работой занимались в той или иной мере все службы и подразделения милиции, но прежде всего - отделы по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью территориальных управлений милиций, отделения по борьбе с детской преступностью и хулиганством, детские комнаты милиции, приемники-распределители. В июне 1952 г. Ставропольская ИТК -2 была передана в ведение Отдела детских колоний вместе с сельскохозяйственным ОЛП на х. Грушевый для организации детской колонии.18

Беспризорность, преступность несовершеннолетних имели целый комплекс причин. Так, неурожай 1946 г. и вызванный им голод в ряде регионов страны, в том числе и в Ставропольском крае, обусловили рост беспризорности почти на 30% по сравнению с довоенным уровнем. Однако общая тенденция, благодаря проводимой работе, становилась из года в год все более благоприятной - количество беспризорных детей сокращалось. По статистическим сводкам Главного управления милиции, в РСФСР их насчитывалось: в 1956 г. - 8310, в 1957 г. - 7976, в 1958 г. - 5924, в 1959 г. -5443, в 1960 г. - 3410.19 С сокращением количества беспризорных детей на Ставрополье сокращалось и количество специализированных учреждений органов внутренних дел. В мае 1955 г. был закрыт Черкесский детский приемник-распределитель,20 а с 1 декабря 1957 г. перестал существовать Минераловодский ДПР.21

В 1952 г. в составе Главного Управления милиции создается отдел по предотвращению преступности несовершеннолетних. Но очень скоро, в ходе проводившихся реформ системы МВД 1953-54 г.г., он упраздняется. Со второй половины 50-х гг. преступность несовершеннолетних снова начала расти, что заставило продолжить работу в этом направлении весь послевоенный период, вплоть до середины 60-х г.г.

Только в 1950 г. по краю «озорных действий» подростками и детьми было совершено 1189 случаев, а на родителей составлено 429 административных протоколов и с них было взыскано только штрафов 24290 рублей. В 1951 г. несовершеннолетних и подростков привлечено: 126, из них арестовано - 64 чел., в т.ч. за такие преступления - убийства - 1,грабёж - 1, изнасилование - 1, краж и-42. Но уже  в том же 1951 г. в результате наружно-профилактических мероприятий было задержано и изъято 2389 беспризорных, из них трудоустроено - 36 человек, направлено в детские приёмники - 218 детей, в другие детучреждения - 19. 22

Такие показатели были достаточно успешными, поскольку безнадзорные и беспризорные подростки совершали большое количество «озорных действий», как их характеризовали тогда руководители краевой милиции. Результатом работы уже в 1951 г. стало то, что количество проступков и преступлений сократилось до 199 случаев, и было составлено 726 протоколов на родителей, и с них взыскано в качестве штрафов 23805 рублей.

Тем не менее, приходилось передавать дела о правонарушениях среди детей и подростков в суды, и по их приговорам только в 1952 г. в тюрьмах УМВД по СК содержалось 86 несовершеннолетних.

Органами транспортной милиции ДТУ МВД Орджоникидзевской железной дороги в 1953 г. и в январе 1954 г. на станциях и поездах было изъято до 14-летнего возраста 240 детей и свыше 14-летнего возраста 271 безнадзорный подросток - жители Ставропольского края.

В конце 50-х г. краевыми милиционерами работа среди несовершеннолетних была несколько улучшена. В результате этого совершение уголовных преступлений несовершеннолетними из квартала в квартал и из года в год снижалась.

В первом квартале 1959 г. их было привлечено к уголовной ответственности 53 человека, или 6,2% к общему числу привлечённых, а за 9 месяцев 1959 г. было привлечено 118 несовершеннолетних, или 5% к общему числу привлечённых, против 366 человек, или 10,9% за тот же период 1958 г.

Только за 1959 г. органами милиции края было «разложено» свыше 38 преступных групп подростков, разоблачено 16 подстрекателей, оторвано от преступной среды 76 человек, возвращено в школы 58 человек, трудоустроено 138 человек, а 46 человек было взято под персональное шефство. Наиболее успешно проводилась работа по предупреждению преступлений среди несовершеннолетних в Михайловском, Кисловодском и Прикумском отделах милиции. Работа милиции, особенно участковых уполномоченных по профилактике преступлений среди несовершеннолетних, давала положительные результаты, о чём свидетельствуют следующие цифры: за 1961 г. было доставлено в детские приёмники края 698 безнадзорных детей, а к уголовной ответственности привлечено только 77 подростков, причём подавляющее большинство из них проходили соучастниками по уголовным делам взрослых преступников, привлекавших детей в качестве «пособников и помощников». Но в 1962 г. по сравнению с 1958 г. детская преступность с 11 процентов к общему количеству привлечённых снизилась до 1,9 процента.

Однако реформа милиции, проведённая в начале 60-х годов, сокращение штатной численности сотрудников, уход многих опытных милиционеров из органов правопорядка сказались в отрицательном смысле и на подростковой преступности. Только в первом полугодии 1963 г. было зарегистрировано большое количество преступлений, в том числе особо опасных, совершённых несовершеннолетними, а в УООП КЧАО было зарегистрировано 33 подобных преступления и привлечено к уголовной ответственности 11 подростков против пяти в 1962 г.23

В послевоенные годы в милиции была образована вневедомственная сторожевая охрана. Постановление СМ СССР от 29 октября 1952 г., положившее начало организации вневедомственной охраны, в общих чертах определило структуру ее аппарата на различных уровнях. Центральным органом управления стал отдел охраны, образованный в составе Главного управления милиции МГБ СССР. В отделах милицейской службы управлений милиции союзных республик также создавались отделы вневедомственной охраны, руководители которых одновременно являлись заместителями начальников отделов милицейской службы управлений милиции МГБ союзных республик, что создавало предпосылки для организации эффективного взаимодействия охраны с другими службами милиции.

Вначале ни в отделе вневедомственной охраны ГУМ МГБ СССР, ни тем более в аналогичных отделах на местах не существовало каких-либо структурных звеньев. Органы вневедомственной охраны начинают создаваться и на Ставрополье. Первые отделения и отделы  были созданы в городах Кавмингруппы и в г. Ставрополе.

Значительные успехи в деле обеспечения сохранности государственной собственности и положительный опыт, накопленный советской милицией за предыдущие десятилетия, послужили предпосылкой тому, что в 1952 г. на органы милиции была возложена охрана объектов торговли, некоторых учреждений и предприятий промышленности.

В 40-е и 50-е г.г. охрану объектов различных ведомств в Ставропольском крае осуществляли сторожа, входившие в штаты этих ведомств, либо артели сторожей на кооперативных началах. (В послевоенные годы артельный принцип организации трудовой деятельности являлся одним из самых массовых в различных областях народного хозяйства, в том числе в сторожевой службе).

По данным Управления милиции (УМ) края в 1952 г. в городах края существовали 11 таких артелей с общей численностью 2257 сторожей, которые охраняли 1906 объектов. Сторожевая артель инвалидов имени Трунова в городе Ставрополе насчитывала 570 человек, артелью охранялось в г. Ставрополе 240 объектов. В штатах ведомств различного подчинения числилось еще около 5400 сторожей. Всего в крае числилось сторожами примерно 7700 человек, которые охраняли 9850 объектов.24

На вооружении сторожей и подразделений ВОХР находились гладкоствольные ружья. Для службы стрелков ВОХР имелось небольшое количество револьверов «наган», пистолетов «ТТ». Имелись также пистолеты-пулеметы (ППШ или ППС). На вооружение поступали отслужившие свой срок в армии карабины и винтовки различного образца (системы «Бердан» и другие).

В обычную структуру ВО тех лет входил начальник отдела (в штате милиции), инспектор охраны, техники по эксплуатации средств охранной сигнализации, оперативный дежурный (вольнонаемные).

Опыт работы артелей показывал, что независимая от ведомственных интересов охранная структура обеспечивала лучшую сохранность народного добра и с меньшими затратами. Между сторожевыми артелями и администрациями охраняемых объектов существовали договорные отношения.

Послевоенное десятилетие было тяжелым временем для страны. Воры-рецидивисты и мелкие расхитители совершали многочисленные кражи из объектов, охраняемых ведомственными сторожами, на предприятиях не был налажен должный пропускной режим. В крае практически отсутствовали какие-либо технические средства сигнализации. Контроль за ведомственными и артельными сторожами со стороны органов милиции был нерегулярным. Эту работу проводили участковые уполномоченные органов милиции городов и районов. Обычно сторожа находились внутри своего охраняемого помещения, вследствие чего они не оказывали помощь милиции в выявлении уличных правонарушений. Обходных постов было мало. Зачастую два рядом стоящих учреждения охранялись каждое своим ведомственным сторожем, между которыми не было взаимодействия. Руководители предприятий не всегда обращали должное внимание на укрепление своей охраны организационно и технически, в отдельных случаях сторожа несли службу небдительно, нарушали дисциплину.

Имел место и психологический фактор, когда сторож не проявлял требовательности к работникам предприятия, так как сам являлся членом общего коллектива. Народное хозяйство несло значительные материальные расходы на содержание сторожей.

Руководство страны, МГБ, в состав которого с 1947 г. вошли органы милиции, уделяли большое внимание вопросу сохранности социалистической собственности. На места было направлено указание органам милиции - изучить состояние дел с охраной торговых и других мелких объектов.

Организационный период в истории ВО края можно условно разделить на несколько основных этапов: подготовительный этап: с сентября по ноябрь 1952 г. В кратчайшие сроки в течение сентября все 55 органов милиции края собрали сведения о наличии складов, баз, магазинов, учреждений и других объектов, охраняемых сторожами, количестве постов и численности занятых там рабочих, и направили в УМ края.

УМ сделало соответствующий запрос в краевое статуправление. Отчеты о наличии в своих штатах сторожей представили многие организации края, начиная от Главптицепрома и заканчивая городским ломбардом. В сентябре-октябре сводные отчеты были направлены в МГБ СССР. Учитывая, что в конце октября уже вышло постановление Совета министров, можно предположить, что на тот момент решение центральными властями уже было принято: вневедомственная охрана должна быть организована.

Второй этап - передачи объектов: ноябрь - декабрь 1952 г. Постановление Совета Министров СССР от 29 октября 1952 г. «Об использовании в промышленности, строительстве и других отраслях народного хозяйства работников, высвобожденных из охраны, и мерах по улучшению дела организации охраны хозяйственных объектов министерств и ведомств» предусматривало сокращение на 40 процентов численности работников, занятых в ведомственной охране.25

Во исполнение постановления и директивы МГБ от 4 ноября 1952 г., уже в ноябре были составлены разнарядки на объекты и численность сторожей, подлежащих передаче во ВО, по основным ведомствам в крупных городах края. Передаче в ВО на договорной основе подлежали объекты, имеющие ведомственную сторожевую охрану, и сама численность сторожей.

По состоянию на декабрь 1952 г. было принято подразделениями ВО края под свою охрану 1570 объектов, большинство из них (1158) - торговые предприятия. В первую очередь были приняты объекты, охранявшиеся артелями, и численность их сторожей. Численность сторожей была значительно сокращена, причем в результате поспешного сокращения осталось не 60 процентов, а 37,7 процента численности сторожей, что привело к ослаблению охраны объектов. В дальнейшем этот перекос был исправлен. Процесс перезаключения договоров, связанный с передачей объектов, предполагалось закончить до конца 1952 г.

На этом этапе имелись значительные трудности, объясняемые, прежде всего тем, что отсутствовал необходимый механизм реализации принятого Постановления. Несмотря на решение крайисполкома от 20 ноября 1952 г., помещения для отделов и отделений ВО ни в одном из городов выделены не были. Отсутствовало Положение о ВО края, перечень должностей аппарата управления отделов, отделений ВО. Взаимодействие с хозорганами, кадровую работу, руководство сторожами и контроль над охраной переданных объектов осуществляли сотрудники милицейской службы ОМ края, которым это было временно поручено. Из-за отсутствия указания Минфина счета подразделениям ВО не были своевременно открыты, заработную плату за декабрь сторожам выдать было невозможно.

После организации вневедомственной охраны в крупных городах данный опыт предполагалось распространить на другие населенные пункты. По указанию МГБ СССР в течение декабря были составлены дислокации сторожевых постов в районных центрах, курортных городах, рабочих поселках и представлены в МГБ СССР на рассмотрение.

Третий этап - кадрового строительства: декабрь 1952 - январь 1953 г.г. Приказом управления министерства государственной безопасности Ставропольского края (УМГБ СК) от 11 декабря 1952 г. в штат милиции УМГБ СК впервые была введена должность начальника управления вневедомственной охраны, (он же заместитель начальника отдела милицейской службы УМ УМГБ СК) с содержанием за счет средств вневедомственной охраны.

Тогда же на эту должность был назначен капитан милиции Ганжа Михаил Никитич, который имел многолетний опыт работы со сторожевыми и охранными формированиями (включая 30-е и 40-е г.г.). Его можно считать первым милиционером вневедомственной охраны края. В последующие годы непосредственно под его руководством была проведена коренная реорганизация системы охраны объектов в г. Ставрополе и крае, сформированы отделы и отделения вневедомственной наружной сторожевой охраны (ОВНСО) при органах милиции в городах и районных центрах края. Его первоначальной задачей стало определение штатного построения и подбор первых кадров для работы.

В результате, приказом начальника УМГБ по СК от 24 декабря 1952 г. в УМ г. Ставрополя назначены первые работники вневедомственной охраны: инспектор сторожевой службы, старший бухгалтер, инспектор по кадрам, агент по снабжению. Последующим приказом того же числа были назначены работники вневедомственной охраны в Невинномысском ГОМ. В течение января-февраля 1953 г.сделаны назначения на должности инспекторов сторожевой службы, бухгалтеров в Буденновском, Ессентукском, Георгиевском, Кисловодском, Черкесском, Пятигорском, Минераловодском ГОМ. В городах Степной и Железноводск руководство охраной осуществлялось сотрудниками милиции ГОМ, т.к. численность ВО там не превышала 50 человек.26

Четвертый этап формирования основной структуры ВО края: январь 1953 - июль 1953 г. Приказ УМГБ СК от 10 января 1953 г. отменил приказ от 11 декабря 1952 г. о введении должности начальника управления вневедомственной охраны; вместо нее была введена должность начальника отдела вневедомственной сторожевой охраны, он же заместитель начальника отдела милицейской службы УМ края. Аналогичные должности были введены также в штаты УМГБ ЧАО, городским отделам милиции г.г. Ессентуки, Кисловодск, Пятигорск, Георгиевскому районному отделу. Формально эти единицы числились в штате ведомственной милиции края, фактически же эти 6 сотрудников милиции приступили к организации и руководству создаваемыми подразделениями ВО.

На совместном заседании Пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума ВС СССР 10 марта 1953 г. было принято решение об объединении МГБ и МВД СССР в одно министерство - МВД СССР, соответственно УМ УМГБ переименовано в УМ УМВД края.

С июля 1953 г. начался этап существования подразделений ВО как самостоятельных единиц. Постепенно ВО края приобретался опыт, создавалась документальная база. В результате, приказом управления милиции УМВД по Ставропольскому краю от 27 июля 1953 г. для охраны мелких торговых и хозяйственных объектов был организован в г. Ставрополе Отдел вневедомственной наружной сторожевой охраны (ОВНСО при УМ).

Отдел впервые начал действовать не в структуре, а при краевом управлении милиции как самостоятельная единица. Утверждена штатная численность аппарата управления ОВНСО и личного состава сторожей. Административная и хозяйственно-финансовая деятельность отдела осуществлялась на основе Положения о вневедомственной наружной сторожевой охране при Ставропольском управлении милиции УМВД Ставропольского края, «на началах хозяйственного расчета». Отдел имел свою гербовую печать и штамп.

В качестве основных задач отделу были определены функции охраны социалистической собственности и внедрение современных технических средств охраны, предусмотрена материальная ответственность перед организациями «за хищения, совершенные посредством взлома из охраняемых по договору объектов». В оперативном отношении ОВНСО г. Ставрополя подчинялся краевому УМ. Установлена штатная численность личного состава 265 ед., в т.ч. сторожей 247 ед., бригадиров 10 ед., инспекторов сторожевой службы 2 ед., бухгалтер 1 ед. Согласно Положению, во вневедомственную охрану принимались лица, достигшие 18-летнего возраста и способные: «…согласно заключению лечебных комиссий, нести обходную сторожевую службу». По установленным нормам в обеспечение личного состава ОВНСО входила летняя и зимняя спецодежда, свистки, электрофонари. С разрешения органа милиции руководящему составу ОВНСО выдавалось нарезное оружие, сторожам в случае необходимости - гладкоствольное оружие.

Первоначально отделы и отделения ВО были созданы в городах, где имелись крупные сторожевые артели (города Ставрополь, Невинномысск, Буденновск, Ессентуки, Георгиевек, Кисловодск, Черкесск, Пятигорск, Минеральные Воды, Железноводск, город Степной). Так, в распоряжение органа милиции (отдела вневедомственной сторожевой охраны) г. Ставрополя в течение 1952-1953 годов были переданы объекты и численность сторожевой артели инвалидов имени Трунова. Кадры этих формирований составили костяк ВО края. Работники артели им. Трунова Антонов Михаил Тимофеевич и Выродов Алексей Акимович первыми были назначены на образованные должности инспекторов сторожевой службы в г. Ставрополе. Антонов М.Т. в ноябре 1953 г. был назначен на должность заместителя начальники отдела ВНСО при УМ УМВД по СК.

В 1954г. У ВНСО в г. Ставрополе помещался во вновь выстроенном доме из 9 комнат, имелся также склад из 3-х комнат. В г. Пятигорске ОВНСО был размещен в здании ГОМ, где занимал 3 комнаты и кладовую. В г. Кисловодске ОВНСО занимал коммунальное помещение из 2-х комнат и ленуголок на 70 мест. В г. Черкесске - новый дом из 2-х комнат, ленуголка и кладовой. ОВНСО г. Невинномысска размещался в коммунальном помещении из 2-х комнат и кладовой. ОВНСО г.г. Минеральные Воды, Ессентуки, Георгиевск, Буденновск, Степной, Железноводск занимали одну-две  комнаты в зданиях ГОМ.

При внедрении принципа независимости от «Хозоргана» появилась возможность широкого применения сторожевых обходных постов, когда один сторож охранял несколько находящихся рядом объектов разных ведомств, путем их последовательного обхода и осмотра.

Этот вид охраны стал экономически выгодней стационарной постовой охраны, так как в этом случае использовалось меньшее количество сторожей. В 1957 г. применялось уже 439 обходных постов, 26 стационарных. Таким образом, передача хозяйственных объектов вневедомственной охране давала значительный экономический эффект. Например, за 1959 г. в результате перевода постов из стационарных в обходные, высвобождено 490 человек, которые ранее были заняты в охране.

Экономия для народного хозяйства края составляла при этом около 160 тысяч рублей в месяц. В 1955 г. в целях контроля за несением службы сторожами, для бригадиров ОВНСО г. Ставрополя был установлен особый распорядок работы. В вечернее время, когда большинство объектов прекращало работу, бригадир обходил посты своих участков с целью контроля за службой сторожей, о чем делалась запись в служебной книжке сторожа. Результаты проверки и положение дел на охраняемых объектах докладывались инспектору сторожевого района. В каждом районе было 3 бригадира, двое продолжали проверку службы до 1 ночи, третий в это время отдыхал и приступал к проверке с 1 ночи до утра. О явке на участок бригадир докладывал дежурному ОВНСО. Инспектора районов являлись на рабочие места к 11.00 и работали до 20.00 с перерывом на обед. Выходной день (единственный) инспекторам сторожевой службы был установлен по графику в разные дни недели. В понедельник проводился общий инструктаж сторожей с разбором выявленных в ходе проверок службы недостатков.

Жизненно необходимым являлось внедрение технических средств сигнализации. В 50-е годы применялись простейшие средства ударно-механической сигнализации - «хлопушки». За год вневедомственной охраной изготавливалось и устанавливалось на охраняемых и неохраняемых ВО объектах 3-4 тысячи «хлопушек». Например, гильзу противотанкового ружья закладывался огневой заряд (порох), к капсюлю подводился заточенный металлический пруток.

Пруток упирался в поверхность, на которую мог нажать преступник. При открытии двери или окна, выламывании решетки, передвижении ящика, табуретки срабатывал весь механизм. Выстрел «хлопушки» давал знать сторожу о проникновении на объект. Дальнейшие действия сторожа, как правило, были направлены на то, чтобы отпугнуть злоумышленника, не дать ему проникнуть в помещение, унести ценности. Если имелся телефон, то сторож звонил в милицию, либо подавал сигнал свистком, имел право выстрелить из ружья (как правило, для привлечения внимания), звал на помощь других сторожей, иногда соседей, знакомых и даже просто прохожих. Задержать преступника на месте удавалось нечасто. Обычно преступники изучали поведение сторожа, периодичность обхода объектов, устраивали ложные срабатывания «хлопушки». Здесь все зависело от оперативности и находчивости сторожа.

Типичный для того времени пример: В ночь на 28 декабря 1960 г. трое преступников дважды за ночь пытались проникнуть в магазин сельпо г. Новоалександровска. Благодаря бдительности сторожа Лагутина, открывшего стрельбу, кража была предотвращена.

Другой пример. При сдаче под охрану заведующий часовой мастерской предъявил сторожу Трехалиной Г.П. замок - «контрольку». Когда она отвернулась, чтобы расписаться в журнале приема объекта, он ногтем прорвал бумагу на замке и спешно вышел. Сторож заподозрила неладное, еще раз осмотрела «контрольку», вызвала патруль милиции. Оказалось, что заведующий забрал из сейфа золотые часы, ключ оставил в замке сейфа, и таким образом, пытался инсценировать кражу по вине охраны.

Большую роль в усилении охраны объектов играло применение сторожевых (в первые годы употребляли более общий термин «служебных») собак. В 1957 г. в подразделениях ВО применялось 230 собак, ежегодно их число возрастало. В 1962 г. применялось уже 1800 собак, часть из них содержалось за счет «Хозоргана», часть оплачивалось охраной по договорам с владельцами, большинство «использовалось по инициативе сторожей». В первое десятилетие работы ВО с помощью собак предотвращалось больше краж, чем с помощью сигнализации.27

Сторожами ВО ежегодно обнаруживались и предотвращались несколько десятков случаев пожара, спасено от огня имущество на многие тысячи рублей. В третьем часу ночи 11 сентября 1953 г. охранница ОВНСО г. Ставрополя Меринова М.В., обходя объекты швейной фабрики, через окно заметила дым в помещении, вызвала дежурного милиционера и заведующего цехом. Как только удалось вскрыть помещение, вспыхнул динамомотор. Пожар сразу был потушен. За 1953 г. предотвращено 100 случаев пожаров.

К концу 50-х годов большинство стационарных постов переведены в обходные. На многих предприятиях тяжелой, легкой, пищевой промышленности края организованы КПП вневедомственной охраны.

Как одна из проблем в документах тех лет отмечается значительный некомплект сторожей, что объясняется в основном невысокой зарплатой. В ряде ведомств сторожа получали более высокую зарплату. Наблюдалась значительная текучесть кадров.

В 1957 г. приказом начальника краевого УВД первыми начальниками вневедомственной сторожевой охраны при городских и районных отделах милиции были назначены: капитан милиции Казаков Матвей Дмитриевич (г. Буденновск), подполковник милиции Шаров Сергей Николаевич (г. Георгиевск), старший лейтенант милиции Скитунов Федор Иванович (г.Невинномысск), старший лейтенант милиции Коваленко Михаил Алексеевич (г.Черкесск) майор милиции Лепечухин Иван Дмитриевич, (г.Кисловодск), капитан милиции Бурляев Михаил Филлипович, (г. Пятигорск), подполковник милиции Лизогубов Николай Филлипович (г. Ессентуки), старший лейтенант милиции Пасев Федор Григорьевич, (г.Минеральные Воды).

Название, определяющее подразделение вневедомственной охраны, с течением лет изменялось в соответствии с изменениями в названиях ОВД страны, а также с изменениями форм и методов осуществления охранной деятельности (например, при введении ночной милиции).

Названия: ОВНСО, ОВСО, ОО, ОВО в разное время употреблялись в официальных документах и означают одно и то же. Отделу вневедомственной охраны, действующему в г. Ставрополе при краевом УМ, был придан вышестоящий по отношению к другим статус.

В 1954 г. ОВНСО при краевом УМ получил название Управление вневедомственной наружной сторожевой охраны (УВНСО) при УМ СК. Таким образом, оформилась структура вертикального подчинения среди подразделений края. В 1959 г. из краевого управления выделился отдел вневедомственной охраны г. Ставрополя, управление ВО при УВД СК стало называться: отдел ВО при УВД СК.

Особенностью первых лет являлось то, что ВО защищала только государственную собственность. Изменения этой практики стали происходить в последующие десятилетия по мере внедрения технических средств и новых видов охраны.

Дальнейшие изменения, которые происходили в истории милиции края, будет легче понять после короткого экскурса в историю страны. Устоявшееся течение жизни в МВД СССР было нарушено 5 марта 1953 г., когда умер И.В. Сталин. Во всей жизни страны произошли серьезные изменения, которые, прежде всего, коснулись структуры высших и центральных государственных учреждений.

Сложно говорить о цели и направленности перемен, происходивших в СССР после смерти И.В. Сталина. Можно лишь высказать предположение, что они представляли собой компромиссов борьбе за власть между различными группами высшего руководства страны, не доверявшими друг другу и опасавшимися соперников.

Вновь стали собираться пленумы ЦК, иногда совместно с заседаниями Совета Министров и Президиума Верховного Совета СССР. В марте 1953 г. на одном из таких совместных заседаний Пленума ЦК партии, Совета министров и Президиума Верховного Совета СССР в числе других было принято решение об объединении МВД и МГБ в одно ведомство - МВД СССР.

Министром внутренних дел стал Л.П. Берия, одновременно назначенный и Первым заместителем председателя Совета министров. На первый взгляд, воссоздавался НКВД СССР предвоенных лет - громоздкий конгломерат с разноплановыми направлениями деятельности, очень сложной и недостаточно эффективной системой управления. Однако Л.П. Берия извлек уроки из ошибок НКВД, и во вновь созданном министерстве уже не было никаких производственных и лагерных главков, которые были переданы в ведение Министерства лесной и бумажной промышленности, Министерства морского и речного флота СССР и т.д.

Передача этих объектов была необходима еще и потому, что по предложению Л.П. Берии 27 марта 1953 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «Об амнистии», в котором говорилось:

«В результате упрочения советского общественного и государственного строя, повышения благосостояния и культурного уровня населения, роста сознательности граждан, их честного отношения к выполнению своего общественного долга укрепились законность и социалистический правопорядок, а также значительно сократилась преступность в стране. Президиум Верховного Совета СССР считает, что в этих условиях не вызывается необходимостью дальнейшее содержание в местах заключения лиц, совершивших преступления, не представляющие большой опасности для государства, и своим добросовестным отношением к труду доказавших, что они могут вернуться к честной трудовой жизни и стать полезными членами общества».28

28 марта 1953 г. ГУЛАГ передается из МВД в Министерство юстиции. В составе МВД остаются только особые лагеря, в которых отбывают наказание особо опасные государственные преступники.

Объединение под началом Л.П. Берии двух мощных силовых ведомств и взятый им курс на проведение политики вмешательства в дела как государственных, так и партийных органов вызвали определенные опасения у высшего руководства. В среде партийной и военной верхушки сформировалась оппозиция против курса Л.П. Берии, и на заседании Президиума ЦК 26 июня 1953 г. он был арестован. В тот же день издается Указ Президиума Верховного Совета СССР: «Ввиду того, что за последнее время вскрыты преступные антигосударственные действия Л.П. Берия, направленные на подрыв Советского государства в интересах иностранного капитала, Президиум Верховного Совета СССР, рассмотрев сообщение Совета министров СССР по этому вопросу, постановляет:

1.Лишить Л.П. Берия полномочий депутата Верховного Совета СССР.

2. Снять Л.П. Берия с поста первого заместителя Председателя Совета министров СССР и с поста министра внутренних дел СССР.

3. Лишить Л.П. Берия всех присвоенных ему званий, а также орденов, медалей и других почетных наград.

4.Дело о преступных действиях Л.П. Берия передать на рассмотрение Верховного суда СССР».29

Министром внутренних дел был вновь назначен Сергей Никифорович Круглов. Значительная группа руководящих кадров МВД была либо арестована, либо отстранена от работы. Их должности были замещены военными и партийными работниками.

1 сентября 1953 г. упразднили Особое совещание при министре внутренних дел, а 8 октября из состава МВД было выведено Главное управление по охране государственной тайны в печати (Главлит), которое стало самостоятельным при Совете министров СССР.

Указом Президиума Верховного Совета СССР создается КГБ при Совете министров СССР, в состав которого переходят из МВД все управления и отделы, связанные с обеспечением государственной безопасности.

Вместе с тем Постановлением Совета министров № 408-178сс от 10 марта 1954 г. был приостановлен демонтаж ГУЛАГа - в МВД вновь передаются главки, занимавшиеся строительством объектов атомной промышленности, Главпромстрой и Главспецстрой.

На основании приказа Министра МВД СССР Берия от 17 марта 1953 г. №01 к своим обязанностям приступает новый начальник Управления МВД по Ставропольскому краю полковник Голубев Александр Николаевич.

20 мая 1953 г. Президиум ЦК партии одобрил предложения Берии по паспортной реформе и поручил МВД разработать проект нового Положения о паспортах. Оно было утверждено Советом министров СССР 21 октября 1953 г. - уже после ареста Берии. Новое Положение о паспортах уточнило ряд принципиально важных моментов. Вводился единый для СССР образец паспорта. По срокам действия паспорта делились на бессрочные, десятилетние, пятилетние и краткосрочные. А самое главное - несколько ослаблялись паспортные ограничения.

На основании приказа МВД СССР и приказа начальника УМВД по Ставропольскому краю от 12 мая 1953 г. Краевое Управление по охране военных и государственных тайн в печати (Крайлит) было включено в состав УМВД края на правах отдела. Начальником была назначена Родина Елена Сергеевна.30

Летом-осенью 1953 г. «в инстанции» поступило большое количество жалоб на ухудшение оперативной обстановки в различных регионах страны, в том числе и в Ставропольском крае, и неудовлетворительную деятельность милиции - во многом это было обусловлено проведенной амнистией. 27 марта 1953 г. был издан знаменитый Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии». По этому Указу подлежали освобождению от наказания все лица, осужденные за преступления к лишению свободы на срок до 5 лет, а также лица, осужденные за должностные, хозяйственные и некоторые военные преступления независимо от срока наказания (предполагалось освободить из мест заключения 1203 тыс. человек из 2526,5 тыс. заключенных, находившихся в исправительно-трудовых лагерях, тюрьмах и колониях). На 10 августа 1953 г. по амнистии было освобождено 1032 тыс. чел.31

Подготовка и проведение амнистии проводились в спешке, не были подготовлены места для проживания, работы освобождаемых, не проведен прогноз их устройства, из мест заключения были освобождены многие рецидивисты-уголовники. К июлю 1953 г. удалось трудоустроить только 625,7 тыс. амнистированных. Все это привело к серьезному обострению обстановки в стране и, в частности, на Ставрополье. В Ставропольском крае вырос удельный вес рецидивной преступности, преступлений, совершенных на транспорте, а также рост преступности в г.Ставрополе и регионе КМВ. В 1953 - 1955 г.г. органами милиции Ставропольского края было задержано около 8 тыс. не имевших постоянного места жительства и работы лиц из числа освобожденных по амнистии.

После Указа «Об амнистии», в города Кавказских Минеральных вод прибыло из мест заключения и осело в них освобождённых по амнистии 5585 человек, судимых ранее за уголовные преступления.

В эти города, в связи со снятием там паспортного режима, прибывали лица, ранее судимые за политические преступления и лица без определённого занятия, не имевшие ранее к этим городам никакого отношения, оседали в них, и, в течение продолжительного времени не занимались общественно-полезным трудом, а вновь становились на путь совершения преступлений. Имелся ряд фактов, когда ранее судимые лица, прибывшие на жительство в города Кавмингруппы, организовывали там воровские шайки из числа несовершеннолетних и подростков. В результате этого в городах Кавмингруппы в начале пятидесятых годов отмечался рост уголовной преступности, организуемой в основном судимыми в прошлом лицами. Например, если в 1951 г. в этих городах было зарегистрировано 82 уголовных проявления, в 1953 г. - 332, в 1954 г. - 400, то в 1955 – свыше 600. Количество совершённых преступлений в городах Кавмингруппы составило 25% к общему числу преступлений в целом по краю.

Большинство этих преступлений было совершено рецидивистами, освобождёнными из мест заключения по амнистии. Амнистия 1953 г. привела к тому, что вал преступности, обрушившийся на край, захлестнул все службы милиции, и на протяжении 50-х - 60-х годов милиции, к сожалению, так и не удалось снизить эти показатели до уровня 1951-1952 годов. Такая же картина, впрочем, наблюдалась и по всей стране.

Только в 1956 г. было зарегистрировано 3315 преступлений, из них раскрыто - 2864, или 86%. У преступников, привлечённых к уголовной ответственности, было изъято ценностей и описано имущество на 2774000 рублей.32

Вот только несколько примеров труда ставропольских милиционеров в конце пятидесятых годов.

2 мая 1952 г. в г. Пятигорске неизвестными преступниками выстрелом из револьвера Наган был убит гр. Подгайло Даниил Артемьевич. На протяжении 6 лет преступники оставались не найденными, а мотивы убийства - неизвестными. Над раскрытием этого тяжкого преступления длительное время работал зам. Начальника ОУР Пятигорского ГОМ лейтенант милиции Грядунов Николай Владимирович, которому только в 1958 г. через агентуру удалось установить и арестовать убийцу - некоего Гончаренко. В процессе работы с Гончаренко было арестовано ещё трое преступников, у которых изъято 5 стволов оружия,  в т.ч. 2 автомата.

Активное участие в аресте и разоблачении преступников принимали старший оперуполномоченный ОУР младший лейтенант Рагулин Алексей Александрович и оперуполномоченный ОУР старший лейтенант Михайловский Михаил Михайлович. Они были поощрены благодарностью начальника УВД СК и денежными премиями.

Тем не менее, Постановление Совета министров СССР от 27 августа 1953 г. «О мерах укрепления охраны общественного порядка и борьбе с уголовной преступностью» всю ответственность за ухудшение криминогенной ситуации возложило на милицию, признав ее работу неудовлетворительной.

В соответствии с инструкцией по службе местной противовоздушной охраны в системе МВД СССР, в сентябре 1953 г. в УМВД края был создан приказом № 0016 штаб МПВО, начальником которого был назначен майор А.А.Нечаев.33

В середине пятидесятых годов произошла очередная реорганизация органов внутренних дел. В марте 1953г. МГБ и МВД объединяют, теперь под эгидой МВД. Это было связано с необходимостью расширения функций милиции в вопросах государственной безопасности. Однако, спустя год, в марте 1954 г. на основании Постановления ЦК КПСС «Об основных задачах МВД СССР» от 12.03.1954 г. МГБ было выведено из состава МВД.

В данном постановлении весьма критически оценивалось состояние милиции. Это убедительным свидетельствовало о том, что укрепления милиции с передачей ее в МГБ в октябре 1949 г. (напомним, что только в марте 1953 г. она вошла в состав МВД СССР) реально не произошло.

Существующая точка зрения на этот период истории, что передача милиции в МГБ способствовала ее укреплению, нуждается в осмыслении. Возьмем письмо заместителя начальника УМ УМВД Калужской области Детенышева, которое он направил 21 августа 1953 г. Н.С. Хрущеву. Автор пишет, что «…роль милиции в обществе и государстве велика, но авторитет ее чрезвычайно низок. До середины 30-х гг. каждая годовщина создания советской милиции широко отмечалась. С 1938 г. эту дату не празднуют даже в самой милиции. Партийные и советские руководители области, равно как и инструкторы ЦК партии, не заглядывают в органы милиции. Из-за непродуманности организационного построения милиции происходят явные несуразности, вредящие делу». Заканчивался данный документ указанием на то, что это не «кабинетные страдания», а мнение большинства работников МВД и милиции, которые обращаются с подобными предложениями в ГУМ и в докладной записке лишь обобщены предложения практических работников.34

Знаменательным событием того времени стало учреждение 23 декабря 1953 г. приказом Министра внутренних дел СССР нагрудного знака «Отличник милиции». Положение о знаке определяло, что им «…награждаются лица рядового, сержантского состава милиции, показывающие образцы в работе по борьбе с преступностью, охране социалистической собственности и общественного порядка, проявляющие высокую культуру в несении службы, инициативу, смелость и находчивость при исполнении заданий, отличную дисциплину и моральную устойчивость, усердие в повышении общеобразовательного и политического уровня и служебной квалификации». В это же время учреждается и медаль «За отличную службу по охране общественного порядка», которой награждались сотрудники органов внутренних дел за храбрость и самоотверженность при ликвидации бандитских групп, за хорошую организацию работы по охране общественного порядка, грамотные действия по предупреждению или раскрытию преступлений, безупречную службу в милиции.

Медаль была изготовлена как аналог армейской медали «За отвагу», имела тот же размер, изготовлена из сплава такого же цвета, был похож и цвет колодки.35

Одними из первых за образцовое несение службы, проявленные инициативу и находчивость в борьбе с уголовной преступностью и охране общественного порядка, медалями «За отличную службу по охране общественного порядка» Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 ноября 1956 г. были награждены начальник ОУР УМ УМВД подполковник милиции Турушев Кузьма Степанович, заместитель начальника Пятигорского ГОМ УМВД подполковник милиции Шопин Константин Федорович и начальник ОУР Пятигорского ГОМ УМВД старший лейтенант Саворовский Анатолий Георгиевич.36

В 1954 г. 27 сотрудников органов внутренних дел края были награждены орденом Ленина, 83- орденом Красного Знамени, 120-орденом Красной Звезды, 1-Трудового Красного Знамени, 308 человек - медалями «За боевые заслуги», более десяти - медалями «За трудовую доблесть» и «За трудовое отличие».

В 1955 г. 31 сотрудник органов внутренних дел края был награжден орденом Ленина, 118 - орденом Красного Знамени, 254 - орденом Красной Звезды, 1- орденом «Знак Почета», 311 человек - медалями «За боевые заслуги», 27 - медалями «За трудовую доблесть» и «За трудовое отличие».37

В 1954 году начальником Ставропольской милиции был назначен Иван Степанович Лиховид, проработавший на этой должности до 1958 г.

Лиховид Иван Ильич

полковник запаса

Лиховид Иван Ильич родился 14 сентября 1908 г. в селе Могрицы Миропольского района Сумской области УССР, в семье крестьянина-бедняка.

С 1916 г. по 1921 г. учился в сельской школе, окончил пять классов. В 1922 г. поступил в соседнем Мирополье в 6-й класс единой трудовой школы (2 ступени). Спустя 2 месяца без экзаменов переведен в 7-й класс этой школы.

Там он проучился 2 года, окончил 8 классов и был вынужден оставить учебу из-за материальных недостатков, стал помогать отцу в хозяйстве и ходить на заработки.

Весной 1924 г. Лиховид вступил в комсомол и в члены комитета бедноты, стал приобщаться к общественной работе на селе. С января 1925 г, по февраль 1928 г. работал делопроизводителем сельского Совета, а также в тот же период был секретарем комсомольской организации и секретарем комитета бедноты. Затем избран секретарем сельского Совета и работал в этой должности по февраль 1929 г.

С февраля по ноябрь 1929 г. по выдвижению ЛКСМУ работал заведующим районным бюро принудительных работ при административном отделе Юнаковского райисполкома. В ноябре 1929 г. уволился с этой должности и вернулся в свое село, где был назначен заведующим сельским клубом. Тогда же стал кандидатом в члены партии.

В феврале 1930 г. Лиховид избран председателем сельского Совета села Могрицы; работая в этой должности до октября 1930 г., принимал активное участие в коллективизации сельского хозяйства и ликвидации кулачества.

В октябре 1930 г. призван в кадровые части РККА и зачислен в 67-й стрелковый полк, дислоцировавшийся в г. Чугуеве Харьковской области. Там же, получив травму, по заключению медкомиссии Харьковского окружного госпиталя был признан негодным к несению военной службы. Возвратившись из армии, Лиховид поступил на подготовительные курсы в январе 1931 г. (рабфак), а в апреле 1931 г. был зачислен студентом зоотехнического Харьковского института. По окончании его в апреле 1938 г. направлен на работу в Донбасс, в молочный мясосовхоз системы «Наркомсовхоз СССР».

С апреля 1935 г. по август 1936 г. Лиховид работал старшим зоотехником и по положению числился первым заместителем директора совхоза «Краснолучский».

В августе 1936 г. зачислен слушателем агропедагогического отделения Московской сельскохозяйственной академии имени Тимирязева. По окончании агропедотделения в июле 1937 г. Лиховид направлен в г. Георгиевск на должность помощника директора по учебной части зоотехникума, а с февраля 1938 г. по апрель 1939 г. - директор Георгиевского зоотехникума. Работая в Георгиевске, одновременно был внештатным лектором и консультантом райкома партии.

В апреле 1935 г. Лиховид избран вторым секретарем Георгиевского РК ВКП(б), а в мае, решением бюро Ставропольского крайкома-ВКП(б), направлен на работу в органы НКВД.

Находясь в органах НКВД - НКГБ - МГБ с мая 1939 г. по март 1944 г., работал в г.Ставрополе в краевом управлении начальником ЭКО, заместителем начальника КРО, начальником КРО и начальником 4-го отдела.

С марта 1944 г., после ликвидации 4-го отдела, работал начальником Ессентукского горотдела МГБ.

За время работы в органах НКВД - МГБ участвовал в ряде операций по выселению калмыков, чеченце и ингушей, в Закавказье - курдов и др., возглавлял оперативные группы.

Награжден орденами «Знак почета», «Красной Звезды», нагрудным знаком «Заслуженный работник НКВД». Также Лиховид был награжден медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией».

На фронтах Гражданской и Отечественной войн Лиховид не участвовал, за исключением выполнения чекистских заданий в прифронтовой зоне.

С 1949 г. Лиховид занимает должность заместителя начальника УМГБ Ставропольского края по кадрам.

С 1953 г. - начальник отдела кадров УМВД Ставропольского края. С 13 апреля 1954 г. - начальник УМВД Ставропольского края.

Уволен в запас 22.09.58 г.38

Основными реформами в деятельности органов внутренних дел края продолжают оставаться изменения, связанные с местами лишения свободы. Так в августе 1953 г. была закрыта тюрьма в г.Благодарном, ее помещение было поставлено на консервацию. Позже, в феврале 1954 г. данное здание было передано Краевому управлению трудовых резервов под размещение межрайонной школы механизации сельского хозяйства.

В апреле 1954 г. была создана комиссия для передачи детских колоний из ОИТК в самостоятельный отдел, в декабре ликвидирована пересыльная тюрьма в г. Георгиевске и на ее базе создается Георгиевская детская трудовая колония с особым режимом на 150 мест.39

В соответствии с утвержденным в 1954 г. Советом Министров СССР Положением об исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД СССР учреждения подобного типа делятся по видам режима содержания заключенных. Так, общий вид режима устанавливается в Пятигорском лагерном отделении (2850 заключенных), в Георгиевском лагерном отделении (700 чел.), Георгиевский лагерный пункт для осужденных за контрреволюционную деятельность - строгий режим (300 чел.), ИТК-4, (г.Ставрополь) - облегченный режим (500 чел.), ИТК – 5 (г.Ставрополь) – облегченный режим (500 чел.).40

Впервые с довоенных времен была проведена серия мероприятий, укрепивших материально-бытовое положение милиционеров. В 1955 г. специальным распоряжением Совета Министров СССР для сотрудников милиции был введен бесплатный проезд на городском транспорте, в 1957г.- введена процентная надбавка денежного содержания. В 1954 г. встает вопрос и о внешнем виде сотрудников милиции городов-курортов. Шло полным ходом восстановление разрушенных санаториев и домов отдыха Кавмингруппы. Все больше отдыхающих стали приезжать в курортный сезон, и приказ «О мерах по улучшению внешнего вида личного состава милиции курортных городов края» от августа 1954 г. стал верной приметой того, что страна восстанавливает свои силы после войны, нормализуется жизнь края.41

Рост количества отдыхающих и туристов в июне 1957 г. привели к тому, что сотрудниками УВД принимаются дополнительные меры по обеспечению охраны общественного порядка и по оперативному обслуживанию безопасности туристских маршрутов на территории Ставропольского края. Согласно специального приказа начальника УВД края в 1957 г. создается оперативная группа во главе с оперуполномоченным ОУР УВД капитаном милиции Рыжовым по обслуживанию Домбайской турбазы, «Северного приюта», Клухорского перевала, а также альплагерей на Домбайской поляне.42

Активно проводится работа по обеспечению безопасности дорожного движения. 22 ноября 1954 г. бюро Ставропольского крайкома партии приняло специальное постановление «О мерах усиления борьбы с авариями на автотранспорте края». За подписью прокурора края советника юстиции 3 класса В.Петухова, Начальника милиции УМВД СК полковника И.С.Лиховида и Начальника Управления Минюста по Ставропольскому краю М.Скалина органам внутренних дел, прокурорам районов края, народным судьям, был разослан план совместных мероприятий по борьбе с аварийностью.43

С 1955 г. вопросы аварийности и обеспечения безопасности на дорогах становятся предметом ежегодного рассмотрения на совещаниях в УВД края.

В январе 1955 г. было принято решение об образовании Министерства внутренних дел РСФСР.

5 июня 1956 г. вышло постановление ЦК КПСС «Об упразднении политорганов милиции», а 25 октября 1956 г. постановление СМ СССР и ЦК КПСС, в соответствии с которыми устранялась чрезмерная централизация органов внутренних дел, восстанавливался принцип двойного подчинения. 10 июля 1956 г. приказом полковника И. Лиховида упразднялась политчасть Управления милиции УМВД края и должности заместителей начальников по политчасти городских, районных отделов и отделений милиции с сохранением должностей заместителей по политчасти командиров оперотрядов, работников многотиражной газеты, клуба и библиотеки Управления милиции.44

Следует упомянуть и о том, что Постановление от 25 октября 1956 г. продолжило наметившийся ранее курс на сокращение штатной численности милиции, органов внутренних дел в целом. Предусматривалось сокращение кадров МВД СССР примерно на 60000 единиц. Эта тенденция сохранилась и в последующем.

В октябре 1955 г. была упразднена Особая инспекция в Управлении милиции, а в штат особой инспекции отдела кадров УМВД края введена группа по расследованию дел на работников милиции.

В июле 1957 г. особая инспекция при отделе кадров УВД приказом Начальника УВД №221 была переименована в инспекцию по личному составу.45

24 мая 1955 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР утверждено новое «Положение о прокурорском надзоре СССР», которое восстанавливало и расширяло права прокуратуры по надзору за органами госбезопасности и милиции.

31 мая 1955 г. МВД СССР издало распоряжение, обязывающее все районные и городские отделы (отделения) милиции завести книги жалоб и предложений трудящихся, которые были бы доступны для всех граждан. Естественно, что как тогда, так и сейчас сотрудники милиции много работают с гражданами. На тот момент действует Директива МВД СССР от 10.05.1954 г. «О работе среди населения», возлагавшая на каждого сотрудника милиции обязанности «…вести разъяснительную работу с населением, выступать с лекциями и беседами по вопросам состояния правопорядка в трудовых коллективах».

В феврале 1956 г. произошло одно из поворотных событий в истории Советского Союза - XX съезд партии, ставший знаковым на пути десталинизации общества.

Именно с учетом его решений развивалось МВД в целом и органы внутренних дел края в частности.

Началось совершенствование деятельности и системы Советов разных уровней. В ходе дальнейшего развития правовой деятельности Советов принимались новые законодательные и нормативные акты, регулирующие деятельность Советов на местном уровне.

Управления Министерства внутренних дел и управления милиции в областях и краях были реорганизованы в управления внутренних дел исполнительных комитетов краевых, областных Советов депутатов трудящихся. Органы милиции в районах, городах и рабочих поселках были преобразованы в отделы милиции исполкомов районных, городских и поселковых Советов депутатов трудящихся. Данная структура сохранялась на протяжении всех последующих лет, вплоть до распада Советского Союза. Милиция освобождалась от ряда несвойственных ей функций. Так, находившиеся в ее ведении военно-учетные столы были переданы военным комиссариатам, отделы ЗАГС – в ведение исполкомов местных советов.

Восстановление двойного подчинения органов внутренних дел (прежде всего милиции) преследовало цель укрепления их связи с Советами, усиления контроля за их деятельностью. Однако, к радикальному изменению работы данная мера не привела. 29 января 1958 г. ЦК КПСС вынужден был принять Постановление «О фактах нарушения социалистической законности в милиции»; а на заседании коллегии МВД РСФСР говорилось, что преступность в первом полугодии 1958 г. по сравнению с первым полугодием 1957 г. повысилась почти на 9%.

1956 г. стал для МВД СССР годом коренных преобразований. 31 января Указом Президиума Верховного Совета СССР С.Н. Круглов был освобожден от обязанностей министра. Новым министром внутренних дел СССР в тот же день был назначен Николай Павлович Дудоров, работавший заведующим отделом строительства ЦК КПСС. Впервые за 20 лет на должность «силового» министра был назначен гражданский человек, непрофессионал, всю свою жизнь занимавшийся хозяйственной и партийной работой.

В течение 1956 г. из МВД в другие ведомства перешли Главспецстрой и Главное управление лагерей лесной промышленности. 9 июня 1956 г. на базе трех главных управлений (пограничного, внутренней и конвойной стражи, военно-строительного) было создано Главное управление пограничных и внутренних войск (ГУПВВ) МВД СССР.

Во исполнение Постановления Совета министров и ЦК КПСС № 1443-719с от 25 октября 1956 г. «О мерах по улучшению работы МВД СССР» Главное управление лагерей и колоний было реорганизовано в Главное управление исправительно-трудовых колоний (ГУИТК).

Этим же Постановлением численность центрального аппарата МВД сокращалась на 1300 человек. События 50-х г.г. пошли по сценарию 20-х, когда постоянные сокращения аппарата НКВД РСФСР привели в конечном счете к его ликвидации.

Прошедший XX съезд дал толчок либерализации многих сторон жизни общества. Одной из них стала отмена судебной ответственности за самовольный уход рабочих и служащих с предприятия и за прогул без уважительной причины. Распоряжением начальника УМВД, направленным на имя начальников тюрем, лаготделений и лагпунктов предписывалось в месячный срок отобрать все личные дела на заключенных, подпадающих под действие Указа Президиума ВС для последующего освобождения от отбывания наказания. Следующим шагом стала отмена в апреле 1956 г. постановлений от 1 декабря 1934г. и 14 сентября 1937 г. об особом порядке ведения дел о политическом терроризме.

В пятидесятые годы продолжает свое развитие и пожарная охрана края. Одним из драматичных эпизодов 1956 г. стал пожар на бензозаправочной станции в Буденновске, при ликвидации которого смелость и мужество проявили пожарные Буденовской СВПЧ В.М. Рогачев, Р.Т. Тер-Аванесов, Ф.А. Маликов и М.Е.Жаданов.46

В этом же году в Книгу Почета ГУВД Ставропольского края заносятся имена сотрудников пожарной охраны ОВПК-1 г. Кисловодска И.В. Куликова, П.Т. Кулакова, Н.Я. Ратушного, Л.Т. Приходько, А.С. Гречкина, Т.Д.Борисенко.47

Успешно справились с возникшими пожарами на шахте №11 в Усть Джегутинском районе, с пожарами в жилом секторе Кисловодска, ст. Григориполисской, ст.Темнолесской пожарные Н.А. Куликов, С.И.  Кондратенко, П.Н. Сергеев.48

В течение двух суток пожарные Петровской районной пожарной команды и сотрудники добровольной пожарной дружины совхоза «Советское руно» ликвидировали сложный пожар, произошедший в декабре 1956 г. при бурении газовой скважины на территории Ипатовского района. Приказом начальника за тушение пожара были премированы начальник Петровской РПК И.А. Зинковский, начальник Петровской РПК С.П. Подольхов, шофер Петровской РПК А.Г. Писаренко, бойцы Б.Л. Масалов и И.В.Дробин.49

Одной из особенностей работы органов внутренних дел края стало начавшееся в 1957г. восстановление национальных автономий балкарцев, ингушей, чеченцев, карачаевцев, калмыков. Всего в период 1957-58г.г. в стране было восстановлено 4 из 6 упраздненных автономий.50

9 января 1957г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР о преобразовании Черкесской области в Карачаево-Черкесскую автономную область. В составе края создавалась ещё одна автономия - Калмыцкая автономная область с центром в г. Элисте.

В марте начальником УВД Ставропольского края были объявлены штаты органов внутренних дел по Калмыцкой автономной области. Было создано Управление внутренних дел Калмыцкой АО со штатом 98 человек, Западный, Каспийский, Приозерный, Приютненский, Сарпинский, Целинный, Черноземельский, Юстинский, Яшалтинский, Яшкульский районы и районные отделы милиции, Элистинский городской отдел милиции.51

Государство ассигновало свыше 600 млн. руб. на хозяйственное и бытовое обустройство карачаевского и калмыцкого населения, возвращавшегося из спецпоселений в республиках Средней Азии и Казахстана к местам прежнего жительства. В течение 1957 г. было принято, размещено и трудоустроено 12,5 тыс. карачаевских семей численностью около 50 тыс. человек. В следующем году сюда переехало ещё свыше 36 тыс. человек. В Калмыцкую область возвратилось к концу 1957 г. 9318 семей.

В связи с переселением органы внутренних дел края провели большую работу по встрече, сопровождению, паспортизации прибывающих. В короткий срок в области были восстановлены и благоустроены карачаевские населённые пункты - Хурзук, Учкулан, Карт-Джурт, Даут, Бирлик, Джингирик, Тебен-Теберда, Сары-Тюз, Эльтаркач, Даусуз, Кызыл-Карачай и другие. Одновременно восстанавливались органы внутренних дел этих населенных пунктов.

В Приказе начальника УМВД Ставропольского края отмечалось, что 1 и 2 мая было принято 26 эшелонов – 1595 вагонов, в которых прибыло 5350 семей – 24452 карачаевцев. Старшими групп по приемке и расселению были назначены зам. начальника ПРО УВД подполковник милиции Брюхович, начальник Усть-Джегутинского РОМ майор милиции Шевченко, инспектор СНС капитан милиции Беличенко, ст. оперуполномоченный 1-го СО капитан Лаванов, инспектор контрольной инспекции УВД капитан Ревуцкий, инспектор дорнадзора КЧАО Картавенко, ст. оперуполномоченный Усть-Джегутинского РОМ капитан Любатинский, госавтоинспектор УВД лейтенант милиции Костин, инспектор дорнадзора УВД ст. лейтенант милиции Санин, госавтоинспектор КЧАО ст. лейтенант милиции Лесняков, милиционер Усть-Джегутинского РОМ Кравченко, командир отделения ведомственной милиции Черкесского ГОМ старшина милиции Зоз, милиционер конвойного взвода УВД КЧАО старшина милиции Беженасев.52

Ими в короткие сроки была проведена большая работа по приему и перевозке карачаевского населения, не допущено ни одного уголовного проявления, нарушения общественного порядка и дорожного происшествия.

Одновременно идет совершенствование административно-территориального деления самого края. Ворошиловский район переименовывается в Михайловский, а Буденновск и Буденовский район, соответственно в Прикумск и Прикумский район.

Постановлением Совета министров СССР от 28 марта 1957 г. пограничные войска были переданы в КГБ. В составе МВД вместо Главного управления пограничных и внутренних войск 29 марта было сформировано Главное управление внутренних и конвойных войск (ГУВКВ). В соответствии с Постановлением при УВД края была сформирована 78-я отдельная команда конвойной охраны МВД СССР по охране ИТК ОИТК УВД СК.53

Реорганизуются и службы УВД края. Приказом УВД №91 все легковые и грузовые автомобили краевого аппарата, ОИТК, отдела вневедомственной сторожевой охраны и краевого общества «Динамо» с 25 марта 1957 г. были объединены в одно автохозяйство при Автотранспортном отделении Хозотдела УВД. Это и есть дата создания АТХ ГУВД Ставропольского края.54

Оперативная обстановка в 1957 г. по сравнению с началом века двадцатого, прямо скажем, была куда более благополучной, но ведь не зря говорится, что для милиции мирного времени не бывает. За 11 месяцев 1957г. на территории только Михайловского района края было зарегистрировано 73 уголовных преступления. Большинство из них были раскрыты, причем одно, совершенное 10 лет назад, в 1947 году - убийство члена оперотряда Михайлова.55

Старшим экспертом НТО УВД лейтенантом милиции А.В.Саньковым в этом же году совместно с сотрудниками ОУР Благодарненского района было раскрыто убийство бригадира колхоза им.Булганина П.С.Цивашова. Сотрудники милиции оперативного дивизиона УВД ст. сержант милиции Я.Д.Ишков и старшина милиции А.С.Рогочий задержали вооруженного преступника, при задержании нанесшего ранение Я.Д.Ишкову.56

Сотрудники Шпаковского ОВД старшина милиции Т.К.Зайцев с помощью пожарного инспектора Г.И.Логачева в декабре 1957 г. спасли двух тонущих людей, а ст. лейтенант И.Г. Лесников спас тонущего мальчика.57 И это далеко не все примеры самоотверженных действий сотрудников милиции. Документы того времени беспристрастно отражают повседневную и одновременно самоотверженную работу сотрудников.

В декабре 1957 г. по Кавмингруппе прокатилась волна вооруженных грабежей, нападению подверглись более десяти человек. Вооруженный грабитель был выслежен и задержан оперуполномоченным ОУР Ессентукского ГОМ старшим лейтенантом милиции Т.С.Куценко.

Сотрудники Труновского РОВД В.Г. Чумаченко, П.К. Корнеев, В.Н. Шуткин в начале 1958 г. разоблачили три воровские группы, в которые входило 15 человек, раскрыли ряд разбойных нападений.

В июне этого же года сотрудники Кисловодского отдела П.И. Калина, В.Г. Земцов, Л.А. Иванков, А.М. Мищенко, Ф.К. Зурначев задержали вооруженную группу из четырех человек, занимавшуюся грабежами отдыхающих.58

Б.К. Елисов, будучи начальником Кисловодского ГОВД, и оперуполномоченный ОУР лейтенант милиции А.Я. Майдан, в августе 1958 г. задержали трех вооруженных финскими ножами заключенных, бежавших из заключения и готовившихся к вооруженному грабежу.59

Признавая заслуги милиции в деле обеспечения общественного порядка, 14 сентября 1957 г. Указом ПВС СССР для сотрудников органов внутренних дел, как и для военнослужащих, была учреждена медаль «За безупречную службу» трех степеней, которой награждались сотрудники, честно и добросовестно прослужившие десять, пятнадцать, двадцать лет, а 13 октября этого же года Указом ПВС СССР была учреждена медаль «За отвагу на пожаре».

В этот же период сотрудники милиции получили новую форму. В 1957 г. по постановлению Совмина «Об изменении формы одежды и норм снабжения вещевым имуществом личного состава милиции системы МВД» была введена форма одежды темно-синего цвета с красным околышем на фуражке, а сентябре следующего года было введено ношение фуражки с белым чехлом.

На вторую половину пятидесятых годов пришлось проведение законодательной реформы. Это коснулось, прежде всего, доведения до конца преобразований в советской юстиции. В декабре 1958 г. сессия ВС СССР утвердила основы нового уголовного законодательства СССР и союзных республик, закрепив тем самым ослабление централизации в законотворчестве и заложив фундамент разработки уголовных кодексов в каждой из республик.

Были приняты законы об отмене лишения избирательных прав по суду, об уголовной ответственности за воинские преступления и другие законодательные акты. Исключались из перечня наказаний «объявление врагом народа» и временное удаление за пределы СССР. С 1958 г. реабилитация допускалась по всем видам преступлений. Особо подчеркивалось, что вынесение уголовных наказаний допускается только судом, провозглашался принцип презумпции невиновности.

В 1958 г. начальником УВД края назначен Вячеслав Андреевич Шашкин.

Шашкин Вячеслав Андреевич

комиссар милиции 3-го ранга в отставке

Шашкин Вячеслав Андреевич - родился 24 сентября 1908 г. в г. Астрахани. С семи лет учился в приходской школе. С 1914 г. его отец был призван в армию, где воевал рядовым по 1917 г.

Из-за тяжелого материального положения, он с двенадцати лет работал в путину на рыбозаводе. После революции 1917 г. отец вернулся домой, потом ушел в Красную Армию. В 1921 г. семья переехала к отцу в г. Баку, где он остался на сверхсрочную службу в штабе 2-й Армии. В 1922 г. мать Шашкина умерла. Семья вновь переехала в Астрахань, где он и продолжал учиться в семилетней школе имени М. И. Калинина.

По окончании школы Шашкин уехал на рыбозавод чернорабочим, потом помощником мастера рыбоприемного цеха. В марте 1928 г. Федоровским райкомом ВКП(б) в числе других комсомольцев направлен на работу в милицию.

Шашкин был агентом уголовного розыска, инспектором УР. В 1930 г. после окончания работ по раскулачиванию, был назначен старшим инспектором УР Икрянского райотдела милиции, а в октябре призван в РККА, где прослужил красноармейцем, секретарем политчасти и заместителем командира роты по политчасти в 7-ом конвойном полку ОГПУ им. Куйбышева

Демобилизовался в 1932 г., приехал в г. Сталинград, где поступил на службу в милицию. Работал уполномоченным отдела УР областного управления милиции.

В 1933 г. Шашкин командирован для борьбы с бандитизмом в Астрахань. Весной 1934 г. вернулся в г. Сталинград для работы в должности старшего уполномоченного по борьбе с бандитизмом. В 1936 г. назначен начальником отделения отдела уголовного розыска. В 1937 г., в связи с организацией в областных управлениях милиции отделов по борьбе с хищениями и спекуляцией, был назначен начальником управления милиции ЧИАССР.

В 1942 г. - заместитель наркома внутренних дел по милиции ЧИАССР. Во время Великой Отечественной войны Шашкин участвовал в боях по обороне перевалов Кавказа, борьбе с немецкими десантами в горах Чечни.

В сентябре 1943 г. был назначен заместителем начальника УНКВД в Чкаловской области, а в 1945 г. переведен на ту же должность в Рязанскую область. В начале 1949 г. становится инспектором по особым поручениям Главного управления милиции МВД СССР.

Командировался в Албанию. По возвращении из Албании, в феврале 1950 г., Шашкин вновь работал в Главном управлении милиции в должности инспектора по особым поручениям.

В июне 1950 г. подал рапорт с просьбой направить на периферию. В июле 1950 г. назначен начальником управления милиции городаСвердловска, а в 1953 г. становится заместителем начальника УМВД по милиции Свердловской области.

В 1955 г. В.А. Шашкин назначается заместителем начальника УВД Свердловского облисполкома.

19 июля 1958 г. Шашкин освобожден от занимаемой должности в связи с назначением его начальником УВД Ставропольского крайисполкома. В этой должности работал до 5 июля 1964 г.

В.А.Шашкин был награжден орденом Ленина, орденом Красного Знамени, орденом Отечественной войны 2-й степени, тремя орденами Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией». В 1936 г. награжден знаком «Почетный работник милиции», в 1957 г. получил звание «Почетный работник МВД».60

В 1958 г. в РСФСР увеличилось количество ДТП, их было зарегистрировано 34593 (по сравнению с 1957 г. рост 5,8%), в которых пострадало 40834 человека, из них погибло 9273.

В Ставропольском крае в 1957 г. было совершено 336 дорожных происшествий против 173 в 1956 г., в которых погибли 177 и были ранены 266 человек.61 Учитывая такую динамику, МВД принимало упредительные меры. В 1958 г. в 126 городах страны было установлено около 3500 светофоров и более 2000 светофоров-автоматов, что позволило только в 24 городах высвободить около 300 милиционеров-регулировщиков от ручного управления светофорами и использовать их для регулирования уличного движения. Это привело к тому, что в 1959 г. в 29 автономных республиках, краях, областях число ДТП по сравнению с 1957 г. снизилось. Произошло почти вполовину снижение количества ДТП и в Ставропольском крае. В январе 1959 г. в СССР были введены новые номерные знаки для автотранспорта с указанием серии из трех букв и номером из четырех цифр.

В августе 1958 г. Калмыцкая Автономная область была выделена из состава края и образована Калмыцкая АССР. Приказом начальника УВД в октябре создается комиссия по передаче материалов и хозяйственного имущества УВД КАССР, которую возглавил заместитель начальника УВД по кадрам подполковник Н.Ф.Варава.62

В марте 1958 г. в ведение Управления внутренних дел края принимается Моздокский овцесовхоз. На его базе организуется исправительно - трудовая колония №6 ОИТК УВД Ставропольского края общего режима с лимитом заключенных 700 человек. Начальником ОИТК был назначен М.М.Орлов.63

Начиная с 1959 г. сокращения в МВД и преобразования в органах внутренних дел на местах продолжаются.

В июле 1959 г. право приема на службу рядового и сержантского состава, рабочих и служащих передается начальникам горрайорганов УВД края. В справке по данному преобразованию отмечалось, что: «…начальники горрайорганов подбор и прием на службу в милицию осуществляют, в основном, правильно, решают эти вопросы целеустремленно, внимательно и всесторонне подходят к делу изучения кандидатур, принимаемых на службу, проводят организованный подбор сотрудников через партийно-советские органы и военкоматы».64

Следственный отдел УВД края в марте 1959 г. переименовывается в отдел дознания в соответствии с приказом Министра МВД № 107. Возглавил отдел подполковник милиции Александр Федорович Баранов, заместителем начальника назначен Иван Васильевич Матвиец, капитан милиции. В составе отдела 8 аттестованных сотрудников и секретарь - машинистка.65

Отдел исправительно-трудовых учреждений УВД вновь был переименован в отдел мест заключения.

С июля 1959 г. все органы транспортной милиции, дислоцированные на территории края, были переподчинены МВД РСФСР, а начальник УВД края, начальники ГОРОВД становятся старшими оперативными начальниками линейных отделов милиции.

По статистике, в 1959 г. преступность в СССР сократилась на 26% (в РСФСР - на 27,2%), тяжких преступлений - на 24,5%; снизилась и преступность несовершеннолетних - на 45,4%. В известной мере этому способствовало развитие народных дружин и других форм участия населения в оказании содействия милиции. Данные по состоянию преступности в крае выглядели еще более впечатляюще. Общая преступность сократилась почти на 34%, несовершеннолетних-на 48%.66

Выросло количество дружин на Ставрополье. Одной из основных задач, изложенных на XX съезде партии, было активное участие общественности в хозяйственной, административной, правовой деятельности. Во многом задачи участия общественности в правовой деятельности удалось решить путем создания комсомольских оперативных отрядов, комитетов народного контроля, добровольных народных дружин, добровольных пожарных дружин. Они оказывали действенную помощь органам внутренних дел в борьбе с преступностью, нарушениями общественного порядка. Так, одним из приказов начальника УВД 1959 г. был поощрен состав добровольной пожарной дружины села Новоселицкого во главе с М.В.Ильясовым, которая успешно ликвидировала пожар в кинотеатре, когда там было более 270 человек, не допустив при этом паники и обеспечив быструю эвакуацию зрителей.67

В декабре 1959 г. ведомственная газета УВД края «На страже» отмечала 25-летний юбилей со дня выхода первого номера. В приказе о поощрении сотрудников редакции было сказано: «Газета из номера в номер передавала опыт работы отличников службы и учебы, рассказывала о смелости и отваге сотрудников при задержании преступников. Одновременно газета боролась с беспечностью, бюракратизмом и невнимательным отношением к гражданам со стороны отдельных сотрудников УВД». Весь коллектив газеты во главе с майором милиции Екатериной Афанасьевной Нестеровой был поощрен Почетными Грамотами УВД края.68

9 человек за 1959 г. были удостоены награды «За отличную службу по охране общественного порядка»-майор милиции Елонов Василий Абросимович-начальник отдела уголовного розыска УВД КЧАО, ст. лейтенант милиции Застрожный Леонид Стефанович-участковый уполномоченный Прикумского райотдела милиции, лейтенант милиции Кореньков Михаил Владимирович-ст. оперуполномоченный Зеленчукского райотделения милиции УВД КЧАО, лейтенант милиции Королев Григорий Денисович-оперуполномоченный Прикумского райотдела милиции, капитан милиции Логинов Сергей Иванович-ст. оперуполномоченный Пятигорского горотдела милиции, капитан милиции Макеев Александр Михайлович - ст. оперуполномоченный Георгиевского райотдела милиции, капитан милиции Ослов Анатолий Иванович-начальник Преградненского райотделения милиции УВД КЧАО, майор милиции Слюсарь Михаил Васильевич - начальник отделения БХСС УВД, майор милиции Ленев Михаил Михайлович - начальник Михайловского отделения милиции.69

В целях поощрения за успешную работу в 1959 г. Решением исполкома Ставропольского крайсовета депутатов трудящихся от 30 декабря 1958 года №799 учреждается переходящее Красное Знамя крайисполкома лучшему коллективу милиции Ставропольского края.70

Общим итогом главы о десятилетии работы органов внутренних дел Ставропольского края за десятилетие было бы вернее всего поставить цитату из справки МВД СССР по проверке деятельности милиции края: «…Органы милиции края в своей работе с уголовной преступностью и нарушителями общественного порядка стали больше опираться на общественность, усилили работу по предупреждению преступлений, значительно чаще стали проводить профилактические мероприятия. Улучшилась работа по предупреждению преступности среди несовершеннолетних. В результате проведенной работы уголовная преступность в целом по краю значительно снизилась и продолжает снижаться».71

Примечания к главе 15 «Органы внутренних дел края в пятидесятые годы XX века».

1. Архив ГУВД СК. 1950 г. опись № 16, арх. № 106, том №1. Л. 173.

2. Архив ГУВД СК. 1950 г. опись № 16, арх. № 106, том №1. Л. 12.

3. Архив ГУВД СК. 1950 г. опись № 16, арх. № 108, том №3. Л. 207.

4. Архив ГУВД СК. 1950 г. опись № 16, арх. № 108, том №3. Л. 104.

5. Архив ГУВД СК. 1950 г. опись № 16, арх. № 107, том №2. Л. л. 81, 87, 124.

6. Архив ГУВД СК. 1950 г. опись № 16, арх. № 108, том №3. Л. 47.

7. Архив ГУВД СК. 1951 г. опись № 17, арх. № 115, том №3. Л. 179.

8. Архив ГУВД СК. 1951 г. опись № 17, арх. № 115, том №3. Л. 179.

9. Архив ГУВД СК. 1951 г. опись № 17, арх. № 113, том №1. Л. 255.

10. Архив ГУВД СК. 1957 г. опись № 38, арх. № 165, том №1. Л.170.

11. Архив ГУВД СК. 1951 г. опись № 17, арх. № 115, том №3. Л. 4, 109.

12. Архив ГУВД СК. 1951 г. опись № 17, арх. № 115, том №3. Л. 234.

13. Архив ГУВД СК. 1952 г. опись № 18, арх. № 119, том №1. Л.л. 1, 2.

14. Архив ГУВД СК. 1952 г. опись № 18, арх. № 115, том №2. Л. 64.

15. Архив ГУВД СК. 1951 г. опись № 17, арх. № 115, том №2. Л.л.201, 202, 223, 224.

16. Архив ГУВД СК. 1957 г. – опись № 38, арх. № 165, дело № 18, том № 1. Л.л.19-22.

17. Архив ГУВД СК. 1957 г. – опись № 38, арх. № 165, дело № 18, том № 1. Л.л.132.

18. Архив ГУВД СК 1952 г. – опись № 18, арх. № 119, том №1. Л. 88.

19. МВД России. 1902 - 2002. Исторический очерк. Объединенная редакция МВД России. М. 2004.

20. Архив ГУВД СК. 1955г. – опись № 21, арх. № 147, дело № 16. Л.94.

21. Архив ГУВД СК. 1957 г. опись № 38, арх. № 165, том №1. Л. 94.

22. Архив ГУВД СК. 1951 г. опись № 17, арх. № 115, том №3. Л.118.

23. А.К.Киселев. Очерки истории ставропольской милиции. Ставрополь. 1999.

24. Там же.

25.Там же.

26. Архив УВО при ГУВД СК. Делопроизводство за 1959 г.

27. Архив УВО при ГУВД СК. Делопроизводство за 1960 г.

28. А.Топтыгин. Лаврентий Берия. «Яуза», «ЭКСМО». М. 2005.

29. Там же.

30. Архив ГУВД СК. 1953 г. опись № 19, арх. № 129, дело № 37. Л.3.

31. МВД России. Энциклопедия. Объединенная редакция МВД России. М.2002.

32. МВД России. 1902 - 2002. Исторический очерк. Объединенная редакция МВД России. М. 2004.

33. Архив ГУВД СК. 1953 г. – опись № 19, арх. № 129, дело № 37. Л.158.

34. МВД России. 1902 - 2002. Исторический очерк. Объединенная редакция МВД России. М. 2004.

35. МВД России. Энциклопедия. Объединенная редакция МВД России. М. 2002.

36. Протоколы вручения государственных наград сотрудникам Управления МВД по СК. 1956 г.

37. Протоколы вручения государственных наград сотрудникам Управления МВД по СК. 1954 - 55 гг.

38. А.К.Киселев. Очерки истории ставропольской милиции. Ставрополь. 1999.

39. Архив ГУВД СК. 1953 г. – опись № 19, арх. № 129, дело № 37. Л. 17.

40. Архив ГУВД СК. 1954 г. - опись № 20, арх. № 140, дело № 033. Л. 57.

41. Архив ГУВД СК. 1954 г. - опись № 20, арх. № 140, дело № 033. Л. 133.

42. Архив ГУВД СК. 1954 г. - опись № 20, арх. № 140, дело № 033. Л. 20.

43. Архив ГУВД СК. 1957 г.- опись № 38, арх. № 166, дело № 18, том № 2. Л.144.

44. Архив ГУВД СК. 1954 г. - опись № 20, арх. № 140, дело № 033. Л.л. 25, 26.

45. Архив ГУВД СК. 1956 г. - опись № 37, арх. № 154, дело № 24. Л.44.

46. Архив ГУВД СК. 1957 г.- опись № 38, арх. № 166, дело № 18, том № 2. Л.71.

47. Архив ГУВД СК. 1956 г. - опись № 37, арх. № 154, дело № 24. Л.32.

48. Архив ГУВД СК. 1956 г. - опись № 37, арх. № 154, дело № 24. Л.л.44, 45.

49. Архив ГУВД СК. 1956 г. - опись № 37, арх. № 154, дело № 24. Л.100.

50. А.И.Вдовин. Русские в XX веке. «ОЛМА-ПРЕСС». М. 2004.

51. Архив ГУВД СК. 1957 г.- опись № 38, арх. № 165, дело № 18, том № 1. Л.л. 101 - 175.

52. Архив ГУВД СК. 1957 г.- опись № 38, арх. № 166, дело № 18, том № 2. Л.60.

53. Архив ГУВД СК. 1957 г. - опись № 38, арх. № 167, дело № 18, том № 3. Л.16.

54. Архив ГУВД СК. 1957 г. - опись № 38, арх. № 165, дело № 18, том № 1. Л.112.

55. Архив ГУВД СК. 1957 г. - опись № 38, арх. № 167, дело № 18, том № 3. Л.109.

56. Архив ГУВД СК. 1957 г. - опись № 38, арх. № 165, дело № 18, том № 1. Л 64.

57. Архив ГУВД СК. 1957 г. - опись № 38, арх. № 166, дело № 18, том № 2. Л.182.

58. Архив ГУВД СК. 1958 г. - опись № 39, арх. № 176, дело № 20, том № 1. Л.40.

59. Архив ГУВД СК. 1958 г. - опись № 39, арх. № 176, дело № 20, том № 1.Л.58.

60. А.К.Киселев. Очерки истории ставропольской милиции. Ставрополь, 1999.

61. Архив ГУВД СК. 1952 г. - опись № 38, арх. № 167, дело № 18, том № 3

Л.л. 32-34.

62. Архив ГУВД СК. 1958 г. - опись № 39, арх. № 178, дело № 20, том № 3. Л.24.

63. Архив ГУВД СК. 1958 г. - опись № 39, арх. № 176, дело № 20, том № 1. Л.64.

64. Архив ГУВД СК. 1959 г.- опись № 40, арх. № 184, дело № 20, том № 2. Л. 10.

65. Архив ГУВД СК. 1959 г. - опись № 40, арх. № 183, дело № 20, том № 1. Л. л. 28, 29.

66. МВД России. 1902 - 2002. Исторический очерк. Объединенная редакция МВД России. М. 2004.

67. Архив ГУВД СК. 1959 г. - опись № 40, арх. № 185, дело № 20, том № 3. Л.118.

68. Архив ГУВД СК. 1959 г. - опись № 40, арх. № 185, дело № 20, том № 3. Л.141.

69. Архив ГУВД СК. 1959 г. - опись № 40, арх. № 185, дело № 20, том № 3. Л.л. 19, 34.

70. Архив ГУВД СК. 1958 г. - опись № 39, арх. № 178, дело № 20, том № 3. Л.40.

71. Архив ГУВД СК. 1959 г. - опись № 40, арх. № 185, дело № 20, том № 3.Л 202.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России