Глава 7 Противопожарная служба Ставропольской губернии

В дореволюционной России пожары были бедствием народа. Они наносили убытки, исчисляемые сотнями миллионов рублей. Теперь трудно даже представить всю трагедию тех пожаров, их устрашающие действия на людей, которые не видели выхода из «огненной беды».

В ХVII-ХVIII вв. на территории Кавказского края все возникающие пожары тушились населением. Многие вместо того, чтобы тушить огонь, разбегались от него. Люди, принимавшие на себя руководство тушением пожаров, как правило, не имели опыта борьбы с «огненной бедой». Инструментов для этого было мало, использовались они неумело.

Первая попытка создать постоянную организацию по тушению пожаров в нашем крае была предпринята в феврале 1805 г. в г.Георгиевске. Указом Его Императорского величества самодержца Всероссийского правительствующего Сената утверждался штат полиции губернского г.Георгиевска и полиции вменялось содержать пожарные инструменты, лошадей и пожарных служителей.

Кавказским наместникам было предписано: «сумму, потребную на пожарные инструменты, лошадей, содержание пожарных служителей, ежегодно определять по общему положению губернского начальства, так, чтобы расходы были с точностью назначены в сроки на иногородние расходы или на обывателей, представляя обывателям на волю натурой исправлять от себя некоторые от сих повинностей, денежною окладкою и наймом. А в случае недостатка на обывателей уравнительно на волю нашу».

Пожарным служителям было разрешено на пожары привлекать воинскую команду из губернской роты линейных войск численностью в 15 человек при одном унтер-офицере «с положенным содержанием».

Но воинскую команду пожарным служителям выделяли крайне редко. Солдаты не справлялись с обязанностями по ликвидации пожаров. Еще длительное время пожарная охрана Георгиевска фактически не была создана, и ею занималось неорганизованное население. При полицейском участке отсутствовал инвентарь, противопожарные инструменты.

О состоянии пожарной охраны города в 1828 г. свидетельствует сообщение кавказского наместника: «Пожарная часть найдена мною в неустроенном виде или лучше сказать, она существует по городам здешней области, исключая Ставрополь, только по своему названию.

В Георгиевске оная состоит из двух неисправных труб и четырех неокрашенных бочек, которые в свое время не исправлялись, пришли в такую ветхость, что вовсе не годятся к употреблению, а других снарядов, как - то: багров, и прочего не имеется».

В Кавказской области происходило большое число пожаров. Они наносили огромные убытки.

25 апреля 1820 г. в Георгиевске на мещанском форштадте возник пожар, при котором сгорело 4 дома со всеми надворными постройками и имуществом. Через четыре дня здесь же произошел еще один пожар, огнем которого было уничтожено еще 7 домов и 44 торговые лавки. Подозреваемый в пожаре был задержан, но за неимением доказательств отпущен, после чего произошло еще 4 пожара. Так по прихоти одного человека многие люди остались без крова и средств к существованию. Подсчитанные убытки составили 164 тысячи 362 рубля.

От пожаров особенно страдала городская и сельская беднота.

В плачевном состоянии была организация пожарной охраны во всех населенных пунктах области.

Например, в Ставрополе до 1814 г., как писал краевед прошлого И. Бентковский, «...за 70 рублей город содержал две бочки и четыре пожарных лошади». Это было мало для в общем-то деревянного города. Лишь в 1814 г. местная инвалидная команда переводится в разряд пожарных города при городской полиции. Здесь же, в восточной части крепости, строится небольшой пожарный сарай с конюшней для пожарных лошадей.

В мае 1814 г. Ставропольская городская Дума обращается к кавказскому гражданскому губернатору с рапортом о пожарных трубах и с просьбой разрешить покупку одной пожарной трубы и прочего пожарного инструмента. Ответ губернатора был такой: «... Сей думы дать знать, что предписано городничему согласить жителей города Ставрополя к пожертвованию деньгами на покупку двух пожарных труб и прочего инструмента, и дабы собираемые деньги были доставляемые через всякие три дня в сию думу...».1

В 1830 г. кавказский наместник получил уведомление от рижского военного губернатора, в котором было сказано, что «тамошний житель господин Цигра изобрел состав, предохраняющий смазанные оным соломенные кровли и деревянные строения от воспламенения. Было публично проведено испытание и найдено, что сие изобретение полезно и заслуживает обнародования».

Об этом изобретении было напечатано на русском, немецком и польском языках. Один экземпляр книги стоил 15 рублей. Кавказский наместник обязал каждого городничего иметь один экземпляр этой книги у себя и распространить другие среди жителей городов. Однако, как следует из донесений губернатору, желающих приобрести книгу с этим изобретением не оказалось.

В начале тридцатых годов девятнадцатого века по распоряжению областного начальника Масловского в Ставрополе рядом с конюшней возводится капитальный дом для пожарной команды с деревянной каланчой (ныне СВПЧ-8 МЧС России). Одновременно в различных частях города были установлены полицейские будки, где хранился пожарный инвентарь, в том числе трещотки для извещения о пожаре.

В 1837 г. царским указом был установлен порядок организации пожарных команд в войсках Кавказской области.

В каждой станице были назначены из казаков, не способных к несению строевой службы, брандмейстеры. На них возлагалось постоянно следить за пожарной безопасностью в станицах, а также за надлежащей сохранностью противопожарного инвентаря. Были отпущены денежные средства (12 рублей) каждому брандмейстеру для найма учеников, которых они обязаны научить пожарному делу.

В 1843 г. из Ставрополя в Москву в пожарный цех «для изучения искусства делания огнегасительных орудий» было отправлено три человека. А в Петербург выехало несколько юношей «для глубокого изучения пожарного дела». В 1847 г. Кавказская область стала называться Ставропольской губернией. У рек Кубани, Малки, Кумы и Подкумка появились новые казачьи станицы. Пожарная охрана в сельской местности, особенно в образовавшихся станицах, почти не осуществлялась. Возникающие пожары тушились населением с большим трудом, часто люди были бессильны перед огнем.

В 1857 г. в России издается первый пожарный устав. Он устанавливает порядок принадлежности пожарных частей и их устройство. Пожарные части входят в состав полицейского управления. Уставом определяются меры предосторожности от пожаров в городах и селениях, указывается порядок тушения пожаров и их расследования. Однако этот устав не получил широкого применения, так как имеющиеся пожарные команды того времени были слабо оснащены, комплектованием их никто не занимался, и никого это не интересовало. Пожарные команды организовывались стихийно. Боевой выучки личного состава не существовало. Об этом свидетельствует отчет губернатора за 1858 г., в котором, в частности, признавалось, что пожарные части городов находятся, как видно из донесений полиции, в неудовлетворительном состоянии. «Пожарные команды комплектуются нижними чинами, преимущественно второго разряда, из инвалидных и военных команд, на Кавказе расположенных. Люди эти большей частью низкой духовной культуры, притом калеки. Из пожарных лошадей большая часть сделалась неспособной к службе, а пожарные инструменты вовсе негодные к употреблению».2

Положение не изменилось спустя 10 лет, когда по штатам в состав пожарных команд входило, в основном, по одному унтер-офицеру и до 23 рядовых пожарных. Вооружение команд оставалось слабым, особенно в сельской местности.

В начале восьмидесятых годов Х1Х века было запрещено комплектование пожарных команд рядовым составом, находившимся на воинской службе. На работу в них принимались только лица по найму. Более активно стали строиться пожарные сараи, создаваться пожарные обозы. Строительство пожарных сараев производится нередко в частном порядке, по инициативе энтузиастов из населения.

В сельской местности пожарных лошадей содержали местные крестьяне и казаки за плату до 400 рублей в год. Эти средства выплачивались сельскими обществами из сумм, поступающих от населения. Но коренного улучшения пожарной охраны не произошло из-за отсутствия общей государственной системы в ее организации. Число пожаров и убытки от них увеличились. Это подтверждает десятилетний анализ пожаров в Медвеженском уезде (ныне Красногвардейский район).

Такое же положение было во всей губернии. Только за три года (1880-1882гг.) в губернии произошло 645 пожаров, 585 из которых возникли в крестьянских дворах. Убытки от пожаров составили 757 712 рублей золотом.3

Причиной частых пожаров являлась неорганизованность пожарной охраны, полное отсутствие профилактических мероприятий, незнание людьми противопожарных правил и те социальные условия, в которых жило население.

17 июля 1882 г. в селе Песчанокопском произошел один из самых трагических пожаров в истории Медвеженского уезда. Пожар начался в два часа дня с крайнего двора села с восточной стороны при сильном порывистом ветре, доходившим до степени бури. Загорелась скирда сена в усадьбе одного крестьянина. Огонь быстро распространился на весь двор, а позже на соседние дворы. Огонь неудержимо завоевывал все новые и новые территории. Остановить его было невозможно. В селе пожарной охраны не было. Люди с плачем и криками в полнейшей панике оставляли свои дворы и отступали от катящегося огненного смерча. Рев животных стоял повсюду.

За короткое время пожаром было уничтожено 312 домов со всем имуществом, многочисленные надворные постройки, скирды сена, тысячи голов скота и птицы. Погибло несколько жителей села. Сотни людей остались без крова и были обречены на полное обнищание.

В более выгодном положении долгое время оставался город Ставрополь. Город не жалел денег на содержание пожарной команды. Лишь в 1840 г. «на ремонтное содержание в городе Ставрополе пожарного инвентаря, будок и кард, гвардии, ковку и лечение пожарных лошадей израсходовано 250 рублей серебром».

Устройство акционерным обществом «К. Зингель» нового водопровода от Холодного родника с гидрантами по всей его линии повысило надежность борьбы с огнем. Пожаров в Ставрополе было по сравнению с другими губернскими городами России немного. Об этом свидетельствуют сохранившиеся записи в отчетах губернатора: «Ставрополь, можно сказать, богом хранимый от пожаров город...» и в другом случае: «Особенно счастлив по отношению к пожарам город Ставрополь».4

К началу XX века на Ставрополье создаются профессиональные пожарные организации, проводятся некоторые профилактические мероприятия, издаются наставления, относящиеся к пожарному делу.

В 1907 г. в Ставрополь пришло предписание МВД «Об устройстве в г. Ставрополе пожарной команды». С этого времени она вышла из подчинения городской полиции.

В 1909 г. в Ставрополе, помимо существующих, возникло отделение Российского вольного страхового пожарного общества «Саламандра». Кроме страховой деятельности, новое общество стало инициатором сбора средств на приобретение пожарного автомобиля. В Германию по его приобретению была направлена телеграмма-запрос, но началась первая мировая война.

В сельской местности, где отсутствовали пожарные обозы, жители обязаны были содержать в постоянной готовности «предметы огнетушения» (вилы, лопаты, ведра и т.п.). Никто из трудоспособных жителей, строениям которых угрожала опасность, не мог отказываться от явки на пожар и от участия в его тушении. Прибывшие на пожар обязаны были исполнять все законные распоряжения пожарного или сельского старосты. За отказ от исполнения требований старост, связанных с тушением пожара, виновные подвергались суду.

В это же время для сельской губернии учреждались обязательные ночные пожарные караулы. Это касалось в первую очередь крестьян, а также проживающих в селениях и имеющих в них дома, лавки, фабрики заводы и т.д. мещан, купцов и лиц других званий. Православное духовенство от содержания караулов освобождалось.

В 1911-1912 гг. в каждом селении губернии были избраны домохозяевами из своей среды, сроком на один год, пожарные старосты. В селениях, в которых свыше 300 дворов, избиралось по два пожарных старосты. На них была возложена забота об устройстве и содержании помещений для пожарных обозов, наблюдение за исправным состоянием пожарных обозов, надзор за выполнением со стороны населения мер предосторожности, правил по возведению построек. Старосты при тушении пожаров подчинялись распоряжениям начальствующих лиц. У пожарного старосты был заместитель, так называемый кандидат в старосты.

Можно заключить, что рассматриваемый период дает право говорить о том, что в губернии пожарная охрана приобрела определенные формы. Однако как обязательное постановление, так и «Правила об устройстве пожарных обозов» были документами местного значения.

Противопожарная техника в царской России была отсталой и примитивной. Пожарные машины и аппараты покупались за границей. Первый и единственный пожарный автомобиль иностранной марки появился на улицах Петербурга в 1904 г., в Москве - в 1907 г., а в Ставрополе - только после установления советской власти.

Примечания к главе 7 «Противопожарная служба Ставропольской  губернии»

1. ГАСК, Ф. Р-1852, д. 19 л.л. 34-56

2. ГАСК, Ф. Р-1852, д.54, л.33

3.Там же, д.д. 35-65

4. ГАСК, Ф. Р-1852, д.71, л.л. 34, 54

5.Там же, д.78, л.4

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России