Ставропольский край
Телефоны Приёмной/Дежурной части
Загруженность подразделения, оказывающего государственные услуги
Минимальная
Средняя
Высокая

Органы правопорядка на Ставрополье в конце ХVIII – начале XIX века

В последней четверти ХVIII века Российская империя начала активное продвижение на Кавказ, интерес к которому определялся его важным геополитическим положением. К ускорению данного процесса Россию подтолкнула русско-турецкая война 1768-1774 гг., в ходе которой по указанию турецкого правительства крымский хан, используя живших на Северном Кавказе ногайцев и другие народы, нанёс удары по казакам, проживавшим на Тереке, городам Кизляру, Моздоку и другим русским укреплениям. Российское правительство не могло с этим мириться и приняло решение активизировать свои действия на Кавказе, на который также претендовали Турция, Персия, а грузины и другие народы неоднократно обращались за помощью к России. Да и прецедент успешного наступления на Кавказе был - известный поход Петра I с Терека вдоль побережья Каспийского моря в Персию в 1722-1723 гг.

При захвате территории важно было не только занять её войсками, но и освоить, переселив туда значительную массу людей из метрополии. Русские населённые пункты появлялись на Северном Кавказе ещё в ХVI в. Основывались они беглыми из Московского государства. По балкам у речек появлялись поселения. Беглецы образовали на Тереке первые поселения и основали казачество, которое поддерживало постоянную связь с Московским государством ещё во времена Ивана Грозного.

Постепенно территория по Тереку расширялась. В состав русских поселенцев вливались представители других народов, о чём свидетельствуют и сегодня фамилии, образованные от их названия: Персияниновы, Калмыковы, Нагаевы, Черкесовы, Татариновы и т.д. На Тереке были основаны крепости: в 1735 г. - Кизляр, в 1763 г. - Моздок, ставшие в последствии городами.

Началом окончательного закрепления территории можно считать создание по предложению Малороссийского генерал-губернатора князя Г.А. Потёмкина в 1777 г. Азово-Моздокской оборонительной линии со строительством 10 крепостей, а также других укреплений. По мере продвижения России на юг возникала необходимость создания новых казачьих станиц и гражданских поселений, которые заселялись казаками, государственными крестьянами. С ростом численности населения, появлением новых поселений возникала необходимость организации управления краем, создания системы охраны порядка.

История органов правопорядка Ставрополья уходит своими корнями в последнюю четверть ХVIII века, когда на Северном Кавказе было создано гражданское управление. Указом императрицы Екатерины II в 1785 г. было образовано Кавказское наместничество, в которое входили семь уездов: Александровский, Астраханский, Георгиевский, Екатериноградский, Кизлярский, Моздокский, Ставропольский. В соответствии с этим же указом 18 января 1786 года была открыта деятельность Кавказского наместничества с центром в городе Екатеринограде, на которое распространялась система российского государственного управления.

Первым наместником на Кавказе стал генерал - поручик П.С. Потёмкин, двоюродный брат всесильного князя Г. А. Потёмкина, фаворита императрицы, генерал-губернатора Малороссии. Он же был и первым начальником полиции в наместничестве.

Полицейская власть сосредотачивалась в руках наместника и наместнического правления. Вскоре были открыты присутственные места в уездах. В Кизляре и Моздоке были учреждены должности комендантов, в остальных уездных городах - городничих.

В наместничестве была учреждена земская и городская полиция. Её функции определялись «Учреждением о губерниях», изданном императрицей Екатериной II в 1775 г. Общегосударственного органа по управлению полицией в то время не существовало. Не было таких органов и в губерниях. 8 апреля 1782 г. был принят «Устав благочиния или полицейский», которым определялись задачи полиции. Управление полицией находилось в руках губернаторов.

Период правления Екатерины II ознаменовался значительными преобразованиями. При этом было уделено большое внимание полицейским органам империи. Впервые полицейские чины должны были наряду с прежними своими функциями заниматься профилактикой преступлений.

Самые значительные изменения в устройстве и деятельности российской полиции произошли после издания «Учреждений о губерниях» 1775 г.(1)

В городах существующая система местных полицейских органов 8 апреля 1782 г. была дополнена созданными в городах управами благочиния. Управа благочиния приводила в исполнение распоряжения местной администрации и судебные приговоры по мелким уголовным и гражданским делам. В состав управы входил городничий, подчинявшиеся ему два пристава по гражданским и уголовным делам, а также два атмана, избиравшиеся горожанами на полгода для осуществления контроля за городской полицией. Города стали делиться на административно-полицейские части, за порядок в которых отвечали частные приставы, при которых имелись воинские команды и служители. В каждую часть входило от 200 до 700 дворов. В свою очередь часть делилась на кварталы (50-100 дворов), в которых были квартальные надзиратели с квартальными поручиками. Они, как и управы благочиния, занимались дознанием по уголовным преступлениям. Городничие назначались Сенатом по представлению наместника, остальные полицейские чиновники - местными властями. Подчинялись управы благочиния наместническому правлению.

Главные задачи полиции по «Уставу благочиния, или полицейскому», регламентировавшему ее организацию и деятельность, заключались в том, чтобы «общий порядок сохранен был во всех видах», чтобы «ничто не принималось противное службе императорского величества» и чтобы во всем «благочиние и добронравие» сохранялось.(2) Для этого полиция была наделена довольно широкой компетенцией, среди которой можно выделить наблюдение за исполнением жителями имперских законов, постановлений местной власти и решений судов, занятие вопросами санитарии и благоустройства (мощение улиц и проч.), она также ведала торговлей. Наряду с этим в ее компетенцию, несмотря на значительно суженную рамками нового закона неограниченную до этого судебную власть, находившуюся в руках полиции, продолжало входить рассмотрение маловажных уголовных и гражданских дел (до 20 руб.), а также производство предварительного следствия. Помимо этого в ведении полиции находились пожарные команды.

В нем содержался «Наказ управе благочиния», в котором были изложены нравственные принципы деятельности членов управы, отличавшиеся своей гуманностью и демократичностью. Наказ состоял из трех разделов: «Правила добронравия», «Правила обязательств общественных» и «Качества определенного к благочинию начальства и правила его должности». Документ отражал политику просвещенного абсолютизма, провозглашённой Екатериной II, и в значительной мере оставался чисто декларативным. Так, например, «начальство» благочиния должны были характеризовать следующие качества: «1) здравый рассудок; 2) добрая воля в отправлении порученного; 3) человеколюбие; 4) верность к службе императорского величества; 5) усердие к общему добру; 6) радение о должности; 7) честность и бескорыстие». «Начальство» призвано было обеспечивать «правый и равный суд всякому состоянию», давать «покровительство невинному и скорбящему». Одновременно с этим «начальство» должно было воздерживаться от взяток, так как они «ослепляют глаза и развращают ум и сердце, устам же налагают узду».(3)

В сельской местности административно-полицейские и судебные функции выполнял нижний земский суд. Это создавало определённые удобства, так как следствие и суд сосредотачивались в одном органе управления. Коллегиальный орган нижнего земского суда состоял из капитана-исправника и 2-3 земских заседателей, избранных дворянством из числа дворян и государственных крестьян. Он следил за порядком и благочинием на территории уезда, исполнял приказы вышестоящего начальства, проводил предварительное следствие по уголовным делам. Сегодня очень трудно привести какие-то обобщённые статистические сведения по преступности в то время в Кавказской губернии, поскольку они в архивах не сохранились.

По мере упрочения положения России на Северном Кавказе шёл рост численности гражданского населения, появлялись новые населенные пункты, города. В 1786 г. Ставрополь получил статус уездного города. Военное управление упразднялось, и в городе появлялись гражданские органы управления: городской магистрат и нижний земский суд, функции которого распространялись на сельскую местность, не затрагивая город. В Ставрополе учреждались должность городничего и городская полиция.

Первым городничим был назначен прапорщик С. Яров, который и сформировал первую городскую полицию. Жалование городничего, его помощника, полицейских было мизерным, и найти на эти должности толковых людей было чрезвычайно трудно.

А между тем функции полиции были весьма обширными и разнообразными. В то время в области была очень высокой преступность. Этому в немалой степени способствовало прибытие людей из самых различных мест страны и самого различного поведения: беглых, осужденных, находившихся не в ладах с властью. Этому также способствовали хозяйственная неустроенность, отсутствие крепкой власти, способной навести порядок, действенного полицейского надзора, имевшаяся возможность скрыться от преследования.

В апреле 1790 года в связи с административно-территориальным упорядочением центр Кавказского наместничества был перемещён в Астрахань. Туда из Екатеринограда были переведены все государственные учреждения. Наместнический город Екатериноград получил статус станицы, уезд был упразднён, а его территория поделена между Александровским, Георгиевским и Моздокским уездами.

В 1796 г. в ходе проведения административных преобразований наместничества были упразднены, и появилась Кавказская губерния. Вместо наместников стали губернаторы, наделённые широкими правами.

В уездных городах полицию продолжали возглавлять городничие. Управы благочиния были ликвидированы. Одновременно повышалась ответственность губернаторов и комендантов, которым предписывалось лично заниматься формированием штатов полиции из числа чиновников.

В 1800 г. полиция была признана «частью гражданской».(4)

Примечания

1. № 14392. – 7 ноября 1775 г. – Учреждения для управления губерний Всероссийской империи // ПСЗ Российской империи. Собрание 1-е. Т.20. 1775 -1780. – С.-Петербург, 1830. – С. 229-304

2. Горобцов В.И., Гончаров С.О. Российская полиция в мундире. Выпуск 1. – М., 2000. – С.21

3. Ефремова Н.Н. Судоустройство России в XVIII - первой половине XIX в.: Историко-правовое исследование. – М., 1993. – С.141-142

4. Горобцов В.И., Гончаров С.О. Российская полиция в мундире. Выпуск 1. – М., 2000. – С.25- 26

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России